Disciples III
Мы В Контакте Наш Twitter Мы в Facebook Наш YouTube канал



Меню
Главная
Форум
Магазин игр
Галерея
Карта мира
Книги серии Disciples
Творчество
Игры и автоматы

Рекомендуем

Disciples 3
Об игре
Расы
Герои саг
Энциклопедия
Магия
Бестиарий
Бестиарий (NEW)
Сокровищница
Активируемые объекты
Подземелья
Советы и секреты
Карты
Файлы
Галерея
Пресса об игре
Архив статей

Реклама

Disciples 2
Об игре
Расы
Герои саг
Энциклопедия
Магия
Бестиарий
Сокровищница
Прохождение
Советы и секреты
Галерея
Пресса об игре

Disciples 1
Об игре
Энциклопедия
Магия
Бестиарий
Сокровищница
Прохождения
Советы и секреты
Галерея
Пресса об игре


Глава 6 - Перед бурей

 
Вирлисс и Фрей


Носилки раскачивались, и Фрей всякий раз вскрикивала, когда при неловком движении тело Вира съезжало в сторону. Она бежала рядом, поправляя его раненую руку и вглядываясь в лицо – посеревшее, с ввалившимися щеками. Глаза запали…
Перерубленная рука посинела, а знаменитая вампирская регенерация не давала о себе знать.

- Куда его нести, госпожа? – осведомился начальник архонтов.
- К родителям! – решительно распорядилась девушка. – И немедленно пошлите за целителем, чтобы к нашему приходу он был там! Я скажу, куда.

Фрей раньше и подумать не могла, что способна на приказной тон с архонтом.
- Я распоряжусь, - кивнул офицер. – А когда пострадавшему окажут первую помощь, будьте готовы ответить на несколько моих вопросов: нам следует поймать преступника. Сейчас вся стража Завесы поднята по тревоге, и драконьи всадники осматривают весь периметр внутренней акватории. Негодяю не скрыться от правосудия богини, не волнуйтесь, госпожа… Кораблям и драконам выдано разрешение атаковать любое подозрительное судно, не пожелавшее остановиться по их требованию.
Фрей только кивнула. Все эти розыски казались незначительной мелочью по сравнению с судьбой Вирлисса…

Наконец их небольшая, но весьма живописная группа, дав пищу толкам по всему городу, добралась до трехэтажного, отделанного белым мрамором особняка родителей Вира – которых, благодаря стараниям Фрей, уже известили.

Женщина, белее стен дома, выбежала на крыльцо прямо в легком домашнем платье, воздушном и кружевном, как порыв снежной вьюги. Ее серебристые волосы блестящей накидкой струились, окутывая всю фигуру.
Как безумная, она кинулась к носилкам и припала к изголовью Вирлисса.
- Сыночек! Сынок! О богиня, он как мертвый…сжалься!
- Госпожа, пришел ли врач? – поражаясь собственной дерзости, вежливо, но твердо спросила Фрей.
Вампир подняла на нее непонимающий взгляд – на краткий миг девушке даже удалось восхититься этой тонкой красотой, над которой не властно время.

Уже в следующую секунду влажные от слез глаза приняли осмысленное выражение.
- Пришел, - кивнула женщина. – Спасибо вам…что вы его не бросили… Не всякий Смертный способен на такое участие к Бессмертному… Мы обязаны вам. Идемте с нами в дом!
Она поднялась от носилок, прижимая платок к покрасневшим глазам.
- Мальчик мой…

…Фрей успела подхватить ее в последнюю секунду и, поддерживая, повела следом за горестной процессией к комнате Вирлисса.
Сейчас девушка безумно жалела, что так долго запрещала Виру знакомить ее с родителями…
Отец Вира провожал архонтов – высокий статный мужчина. И глубокие скорбные морщины, залегшие сейчас у его щек, так страшно не вязались с молодым обликом…

Раненого уложили на необъятную кровать под белым балдахином – Фрей еще успела подумать, что Вир всегда любил в интерьере белый цвет и роскошь, и эта комната не исключение – но сейчас холодная белизна показалась Фрери зловещей, напомнив погребальные покровы.
Отбросив эту мысль, девушка вышла вслед за всеми в коридор: Вирлисса оставили наедине с врачом.
- Попрошу не расходиться, - сухо распорядился офицер стражи. – Господин мой, у вас найдется свободная комната для беседы со свидетелями? – обратился архонт к хозяину дома.
- Конечно, - безжизненно кивнул тот. – Вот, в конце коридора, чтобы не беспокоить моего сына – подойдет?
- Вполне. Итак, начнем с вас, сударыня.

Фрей рассказала архонту все, как было: они с Вирлиссом любят друг друга, собирались отправиться на морскую прогулку… Нет, его родители об этом намерении не знали. Нет, об их отношениях они тоже ничего не знали. Ее родители? Да, Вир несколько раз приезжал к ним в деревню вместе с ней, это была его идея. Он не упускал ни малейшего шанса, чтобы с ней сблизиться… Как относились? Вир им нравился… Тот парень? Она видела его впервые. Никаких братьев у нее нет и никогда не было. Она одна в семье. Как преступник ее называл? Коверкал имя. Ее зовут Фрей, а он звал Фрейя. А, и еще как-то…странно… на «в». То ли Вальдис, то ли Ванаис… Называл «светлой дочерью» какого-то… Вальхейма… кажется… Нет, она не знает такого человека, ее отца зовут Аэлл. Она не имеет понятия, почему дочь этого Вальхейма обязательно «светлая». Нет, тот чокнутый не был блондином. Каштановые волосы, да… Странности? Да в его поведении все было странным! Явно не в себе… Сначала – нет, не произвел впечатления опасного… А вы считаете – это нормально, когда вампир кидается на человека и ничего не может с ним сделать?! Хорошо, не буду кричать… Наверное, какой-нибудь маг. Очень могущественный. Нет, не с Атариды. Он производил впечатление варвара…

- Благодарю вас, - кивнул архонт. – Вы свободны. Позовите, пожалуйста, родителей потерпевшего.
Их продержали недолго, и стража Мортис, выразив надежду, что раненый скоро поправится, и заверив, что, как только преступник будет схвачен, им дадут знать, оставила дом.
Фрей осталась в коридоре у дверей Вира, бросив несмелый взгляд на его предков. Они стояли возле комнаты, где проходил допрос, и тоже немного смущенно смотрели на девушку.

- Так вы… - наконец нарушила молчание мать. – Архонты нам сказали, что вы Фрери… то есть, Фрей, - женщина неуверенно улыбнулась. – Та самая?..
Фрей кивнула.
- Вир много рассказывал о вас, - сердечно улыбнулся отец. – Что же вы так долго к нам не приходили?
- Мы… собирались… - покраснев, пробормотала Фрей.
- О, - невесело протянул отец. – Этот оболтус наверняка еще долго собирался бы! Но вы, Фрери, вы должны были его поторопить…
- Нет-нет! – живо возразила Фрей. – Вир часто предлагал мне. А я… стеснялась…
- Но теперь ты здесь, - мать Вира решительно и совсем не грубо перешла на «ты». – И ты здесь останешься, дочка. – Она подошла и обняла Фрери за плечи. – Ведь ты останешься? – заглянув ей в глаза, спросила женщина. – Я распоряжусь, чтобы тебе приготовили комнату?
- Вир нам не простит, если мы тебя отпустим! – присоединился отец.
- Спасибо вам… - Фрери чувствовала, как из глаз ее, непрошенные, льются слезы. – Я…сама… хотела просить вас… позволить мне остаться…рядом с Виром!
- Ты здесь дома, дорогая, - просто сказала мать. – Я сделаю все необходимые распоряжения.

Фрей слабо кивнула. Ей не нужна была комната. Она не хотела отходить от Вира ни на шаг. И тут, словно отвечая ее мыслям, дверь его спальни распахнулась, и на пороге возник целитель.
Все трое устремились к нему.
- Ну, что сказать?.. – вытирая пальцы белоснежным платком, вымолвил доктор. – Дело плохо. Регенерация отсутствует, а главное… - он вздохнул. – Вы же сами понимаете, что, по сути, молодой человек никогда не был…э-э…жив. Его организм поддерживает себя за счет двух вещей, как у всех немертвых: живого биологического материала – и магии. Той магии, что исходит от нашей богини. Можно сказать, вся нежить существует лишь милостью и волей Мортис.
- Доктор, к чему вся эта лекция? – не выдержала Фрей.
- Сама по себе рана не опасна, рука регенерировала бы уже к концу недели… - вздохнул врач. – Я ее перевязал. Но, видимо, оружие, которым нанесено ранение… Похоже, это невероятной силы артефакт. Блокированы все каналы некроэнергии в организме.

- Что это значит?.. – хрипло выдохнула мать Вира. Отец лишь крепче сжал ее плечо. Пальцы побелели.
- Это значит, что тело вашего сына через некоторое время начнет разлагаться, - снова вздохнул целитель. – Это будет мучительная смерть… пока полностью не разрушится мозг.
- Но… но вы обязаны что-то сделать! – Фрей показалось, что она это крикнула, хотя на самом деле губы ее едва шевельнулись.
- Эвтаназия, - пожал плечами врач. – Кол в сердце и отсечение головы. И в костер. Как обычно убивают вампиров.
- Вы с ума сошли! – крикнула мать.
- Госпожа, мне жаль. Ваш сын обречен.
- Послушайте, Вир сильный мальчик, - срывающимся голосом заговорил отец. – Он справится. Ему бы только преодолеть кризис…
- Вы не желаете меня слушать, - с досадой махнул рукой доктор. – Дело ваше, это ваш сын будет мучиться… Самое большее, что вы сейчас можете для него сделать – это отсрочить начало конца. Кровь! Свежая кровь. И не животных, а людей. Не замороженный консервант из аптек – настоящая кровь из живого тела, из вен, из артерий. Каждые два часа по чайной ложке. Иначе… я вам уже сказал. Сколько он у вас продержится так? Насколько хватит терпения и мужества у ваших смертных слуг, полагаю. Всего хорошего!

Мать Вирлисса, завыв как обычная смертная женщина, уткнулась в грудь мужа. Тот, серый как придорожный валун, машинально прижал женщину к себе.
Дверь хлопнула – доктор вышел из дома.
- Я готова отдать Виру всю свою кровь, - решительно сказала Фрей. – Лишь бы он выжил.
Отец покачал головой.
- Дочка, нам надо выиграть время. Кровь… у живых она восстанавливается. Мы с благодарностью принимаем твою помощь, но у нас в доме достаточно слуг, врач был прав! Человек тридцать…да, дорогая? Если каждый будет давать в свою очередь эту чайную ложку…
- Вместе со мной этого хватит на пятнадцать с половиной часов, - быстро подсчитала в уме Фрей. – Каждые пятнадцать с половиной часов любой человек, живущий в этом доме, кто бы он ни был, обязан будет давать свою кровь. Первые сутки Вир продержится… а там… думаю, надо сообщить всем нашим друзьям… они не откажутся! Мы выиграем время. Я буду первой. И молите Мортис о помощи…

Фрери решительно толкнула дверь спальной и вошла в комнату.
Лучи солнца наискось перечерчивали все огромное помещение, которое могло сравниться с гостиной в городской квартире Вира. И половину этого пространства занимала постель – невероятная, под необъятным балдахином. Вирлисс лежал с краю – хотя обычно, наверное, забирался на середину – и его лицо казалось зеленоватым на ледяной белизне подушек.
Фрери поднесла свое запястье к губам Вирлисса, но он не отреагировал. Инстинкты, что обычно вели живых мертвецов, даже когда их сознание дремало, которые делали их еще опасней в состоянии беспамятства – эти инстинкты были мертвы.
- Вир, ну, пожалуйста… - со слезами в голосе прошептала Фрей. – Укуси меня, пожалуйста! Ты меня слышишь?
Вирлисс, похоже, услышал ее голос – по его лицу скользнула тень улыбки, губы еле заметно дрогнули.
И все.

Дверь раскрылась, и слуги, осторожно пятясь, ввезли в комнату какое-то громоздкое сооружение.
- Что это? – спросила Фрей.
- Это, госпожа, дозатор, - с поклоном ответил один из вошедших. – Чтобы, значит, он больше не выпил, чем чайную ложку. И ему на вред не пойдет… и нас от случайностей обережет, если что.
- Да кто б его укусить заставил! – зло ответила Фрей. – «Больше»! Его б заставить хоть каплю выпить!..
- А не кричите, госпожа, и не надо. Вот и выходит, что дозатор поможет. Смотрите. Вот тут колесико… На нем циферки. Они объем обозначают. Сколько у нас чайная ложка вмещает? Вот и ставим колесико на этот объем. Теперь берем иголочку… вы, госпожа, маг, так сумеете ее очистить от заразы всякой? И к концу этой иголочки приставляем вот эту трубочку. А другой конец трубочки в рот молодому господину всуньте. Потом иголочку себе в ручку воткнете…кровь пойдет. И ему кусать не придется, и вам безопасно, и норма – тютелька в тютельку! И всем хорошо.

- А если он проглотить не сможет? – опасливо спросила Фрей.
- Ну… самые простые рефлексы ж у него остались? – как маленькой, объяснил слуга. – Слюна-то по подбородку не течет? Сглатывает он ее, то-то и оно… И кровь сглотнет. Ну, не станем мы вам мешать.
С тем слуги и откланялись.
Фрери неукоснительно выполнила все инструкции и напряженно смотрела, как струится алая жидкость по прозрачной трубке к губам Вира. Едва первые капли попали в его рот, грудь вампира сделала лихорадочный вздох, шея дернулась – и Вирлисс стал жадно глотать. С последней каплей глаза его раскрылись.

Фрери не сумела сдержать радостного возгласа:
- Вир!..
- Фрей… - невнятно прошептал он и слабо повел головой, словно просил убрать трубку у него изо рта.
- Сейчас, - девушка, отсоединив иглу и на ходу зажимая ранку мягкой тряпицей, подбежала и помогла Виру освободиться.
- Я… дома? – тихо спросил он. – Наверное, всех перепугал?
- Самую малость, - сквозь слезы улыбнулась Фрей.
- Что со мной…такое?.. Я… двигаться не могу, - в глазах его, на самом дне, притаился страх. – Тело…словно…мертвое…
Фрери больше не могла сдерживаться. Из глаз потекли слезы. В лучах вечернего солнца соленые капли на ее щеках казались золотыми…
- Не плачь, - мягко произнес Вирлисс. И улыбнулся: – Давай нарушим законы жанра…
- В смысле?..
- В смысле я не стану скатываться в инфантильную патетику «зачем тебе я сейчас такой и свали отсюда», а ты не станешь плакать. Хорошо? Не будем друг у друга играть на нервах. И так все ясно…
Он отвернулся.

- Что – ясно?.. – прошептала она.
- Что мое дело плохо, и что ты приняла решение.
Губы Фрей задрожали.
- Я… тебя люблю, Вир… - прошептала она.
- Я знаю… - вздохнул вампир. – Я тоже. Черт, как же дико хочется скатиться в эту самую патетику! Поэтому я тебя очень прошу – избавь меня от искушения. Не реви!
Фрери с улыбкой покачала головой.
- А у тебя, оказывается, комплекс настоящего, сильного мужчины. Кто бы мог подумать!
- У меня не комплекс! – огрызнулся Вирлисс. – Просто я и есть сильный мужчина. Кстати, никогда не понимал этого словечка «настоящий»… Ты или мужчина, или нет.
- Знаешь, чтобы согласиться с решением, подобным моему… мужчине и требуется очень большая сила, - задумчиво произнесла Фрей. – Куда больше, чем отказаться от девушки, которую любишь.
- И при этом не показаться самому себе эгоистом, - буркнул Вир. – Именно! Ладно, проехали. – Он снова обернулся к ней и осветил лицо своей фирменной улыбочкой. – Поскольку мы уже решили, что любим друг друга и будем вместе в радости и горести, давай более не возвращаться к этой теме.
- Хорошо, - кивнула Фрей. – Тебе удобно? Может, подушку поправить?
- Не надо. Я просто ее не чувствую, - усмехнулся Вир. – Мне хорошо… Я вижу тебя, и я могу с тобой говорить. А подушки и прочая мелочь… забей! Я вот, знаешь, о чем сейчас думаю?..
- О чем?

Его лицо приняло сосредоточенное выражение, будто Вир изо всех сил пытался придумать, что бы ляпнуть… И ляпнул:
- Как же я дальше буду учиться…
- Я буду тебе пересказывать материал лекций, - словно приняв его хитрость за чистую монету, улыбнулась Фрей. – И мы с тобой обязательно найдем способ тебя вылечить!
Вирлисс тяжело вздохнул.
- По крайней мере, будем искать, - подмигнула девушка. – Ты разговорился. Тебе легче?
- Да, немного. Ну, а с языком у меня никогда проблем не было… - задумчиво протянул Вир, созерцая потолок. – Фрери, позови родителей, пожалуйста. Хочу их тоже успокоить.
Фрей улыбнулась ему, поправила одеяло и ушла из комнаты.

Едва за девушкой закрылась дверь, Вирлисс крепко зажмурил глаза – и все же две слезы скатились по щекам.
Совершая невероятные движения головой, юноша вытер их о подушку.
Там, на молу, тело еще как-то повиновалось – по крайней мере, трепыхаться получалось. А сейчас…
Вирлисс закусил губы. Опять вкус крови во рту – с каких пор от него хочется блевать? – это клыки прокусили губу. И струйка течет по подбородку… и ее никак не вытереть.

Вир с глухим стоном стукнулся головой об изголовье.
Лучше бы этот мерзавец убил его… чем так…
«Ты умрешь в мучениях!»
- Сволочь… - пробормотал Вирлисс. – Какая же ты сволочь…
Взгляд замер на дозаторе. Вот оно как…
Что теперь будет? Неужели – только эти строго отмеренные порции крови, по приему которых можно отмечать время, только эта постель, эти бархатные складки балдахина над головой… и, как благословение – легкое прикосновение пальцев Фрери к лицу? Самое большее, что он мог почувствовать…

А ведь еще вчера он держал ее в объятьях. Первый и…неужели единственный?.. раз. Еще сегодня утром они рука об руку шли из храма…и ели мороженое… Как же жалко ту упаковку кровяного льда, черт побери…
Вир усмехнулся.
Не смей себя жалеть! Не смей!
Ты выживешь. Ты выживешь ради Фрей и матери. И пусть…этот мерзавец…удавится…

Фрей права. Надо пытаться искать выход. Сдаться легче всего. Два года назад, впервые заговорив с Фрей и встретив решительный отпор, увидев страх в ее глазах, он понял, что у него есть выбор: потратить пять лет учебы на страдания и вздохи о своем разбитом сердце – или на то, чтобы добиться этой девушки.
И он ведь ее добился, черт побери! За два года…
Там, в его квартире, лежит кольцо белого золота с рубином. Он так мечтал надеть этот перстень на руку Фрери… И он это сделает, назло всем чертям! Или кем был этот мерзавец?..
Как там частенько говорила Фрери? «Перетопчешься, кровосос»? Так вот, перетопчешься ты, Фрейр!

Самозваный «шурин» каким-то образом заставил его тело стать по-настоящему мертвым – а это, насколько Вир мог судить после двух лет отличной учебы на факультете некромансии, отнюдь не магия Смерти. Ведь некромагия, если не считать боевых заклятий – а они есть в любых магических школах – по сути, не разрушение и уничтожение, а всего лишь магия Не-Жизни, способ дарить бессмертие – пусть в глазах некоторых и несколько извращенным путем…

Хотя и магией Жизни, наверное, жестокое заклятье Фрейра не назовешь…
Скорее, какая-то анти-некромагия. Какое-то проклятье. Возможно, из запрещенных, которыми в незапамятные времена пользовались маги веселой эпохи Становления.
По губам Вирлисса скользнула упрямая усмешка.
Кажется, он знает, откуда следует начинать.
- Мы еще поборемся! – прошептал Вир.

Иккон


Иккон почти бегом преодолел подъем по лестнице. Сердце колотилось как безумное, и жрец, прислонившись к стене, прикрыл глаза.
Он слышал голос Мортис!
Впрочем, священник отнюдь не обольщался: богиня обратилась к нему в первый и, вероятно, в последний раз. А почему именно к нему, а не к кому-то из других верховных жрецов?..
Он слабо улыбнулся.
Так уж странно сошлись обстоятельства, что он оказался в самом центре неких событий – и богиня заговорила с ним…
Иккон вздохнул.
Бегите!
Этот приказ Мортис до сих пор звучал в его ушах.
Бегите. Стены Атариды падут. Пока у вас есть возможность…
Жрец зажмурился, представив, что начнется у причалов Кораблей и стойл драконов, какое столпотворение… А что будет с простыми людьми, у которых нет не то что Корабля или дракона, даже лодки? Конечно, Храм организует транспорты спасения, для самых бедных беженцев, но… если быть реалистами…
Невозможно.
Невозможно спасти всех.

Дело богини предупредить свой народ, но дело жрецов сделать так, чтобы это предупреждение принесло как можно меньше неприятностей. Похоже, Ларинна не зря обвиняла его в лицемерии! Прости, Мортис, но, прежде чем он скажет о Твоей воле всем, он шепнет о ней нескольким самым близким людям…
Занятый этими невеселыми раздумьями, Иккон поднялся в Верхний храм – и остановился у входа.

Навстречу ему поднялась какая-то фигура в темном плаще.
Офицер архонтов…
Иккон усмехнулся уголком рта. Совсем забыл…
- Господин Иккон, я дожидался вас, - глухо проговорил архонт из-под темного капюшона. – Я бы просил вас ответить на несколько моих вопросов.
- По поводу моей ученицы? – уточнил Иккон. – Не трудитесь! Я сразу скажу вам: да, она убила этого юношу. И она сделала это по воле богини. Я, как жрец, снимаю с нее все обвинения.

…В полной тишине кричали чайки над морем, и тихо вздыхали волны далеко внизу… Какие приемы использовали древние архитекторы, что этот легчайший звук слышно здесь, на самой вершине Храма?..
Архонт отбросил капюшон с лица. Перед жрецом стоял белокурый юноша с серыми глазами – которые стали круглыми, как две монеты.

Иккон чуть не рассмеялся.
О Мортис, неужели даже Твоих стражников можно чем-то ошеломить?..
- То есть… я правильно вас понял?..
- Правильно, сударь. Надеюсь, вы не станете утверждать, что у жрецов богини нет права миловать преступников Ее именем?
- Как я могу осмелиться?.. – в замешательстве пробормотал офицер. – Но ведь… уже несколько тысяч лет…
- Это право не использовалось, да, - кивнул Иккон. – С конца эпохи Становления, все верно.
- Жрецы – гаранты Закона, ваша милость, и…
- И воли богини, что выше Закона. Все верно. Просто за все это время ни один из преступавших Закон не делал этого, повинуясь воле Мортис.
- Но ведь… Ларинна ваша ученица, - через силу вытолкнул из себя молодой человек. – Я ни в чем не смею упрекать вас, но…
- Мне кажется, смеете, - устало улыбнулся Иккон. – Да я понимаю вас, сударь, еще как понимаю. Сам сегодня утром не мог поверить… Вы можете спуститься в Общий храм и посмотреть на почерневшую фреску над алтарем. Четверть часа назад с этой фрески со мной говорила богиня. И Ее заступничество за девчонку – самое безобидное из того, что Она мне сказала… Пожалуй, я начну с вас. Богиня велела сообщить народу Атариды, что вскоре наш остров погибнет. «Бегите!» - сказала Она мне. Скройтесь среди варварских народов побережья и лишь в самых крайних случаях используйте магию Смерти. И слушайте. Через несколько тысяч лет Она позовет уцелевших.

Архонт отступил на шаг. Его лицо стало почти прозрачным – и таким невозможно юным…
- Так что вот… - Иккон махнул рукой. – До грибов ли нынче, молодой человек? Если у вас есть кого спасать, предупредите их, пока весть не разнеслась по острову. Пока до Кораблей и драконов еще можно добраться…

Юноша попятился. Запнулся о стоявший за спиной стул, неловко охнул, схватившись за спинку.
- Сколько… у Атариды времени?
- Я не знаю, - устало выдохнул священник. – Никто не знает. День-два… может быть, неделя. Не больше.
- Благодарю вас, - пробормотал архонт и, забыв накинуть капюшон, направился к выходу. По походке его можно было принять за пьяного…
Иккон тяжело побрел в свою келью. Надо выпустить девчонку, пусть предупредит своих предков. И… Как там сказала богиня об Эете? Сделать из него зомби – единственный способ спасти? Вот что сама Мортис думает о шансах на побег?.. Великолепно, что тут скажешь…
Только интересно, как же зомбирование поможет этому мальчику? Впрочем… если богиня руководила действиями Ларинны… кто знает? Ринн теперь хозяйка Избранника… как дико звучит! – и, значит, через нее… Но зачем? Какой смысл спасать Избранного, если падет Атарида? К чему его уникальность?
Богиня, как много вопросов! Если бы ты еще дала на них ответы…

Жрец распахнул дверь кельи.
Ларинна сидела за столом, и, подперев щеку рукой, смотрела на море. Перед ней лежал тот самый свиток, который Иккон читал перед ее приходом – развернутый, но небрежно сдвинутый в сторону. Наверняка из любопытства сунула свой нос – и ничего не поняла.
Иккон невольно усмехнулся. Научится ли эта девчонка хоть чему-нибудь?
Ларинна вскинула на учителя испуганные глаза.
- Что? – спросила она.
- Я снял с тебя все обвинения, - сухо бросил жрец. – Ступай домой. И…береги Эета. Подожди! – вдруг остановил он девушку. – Скажи… он отличается от обычных зомби? Он?..
- У него есть своя воля, - не поднимая глаз, шепнула Ларинна.
Иккон довольно потер руки.
- Отлично! А сознание? Ты так и не сумела пробудить его сознание?
Ринн покачала головой.
- Как странно… Ему чужды инстинкты хищника… - Иккон нахмурился. – И богиня в его видении держала в руке не серп, а розу… Тут есть, над чем подумать! Жаль, времени нет.
- О чем вы, учитель?
- Я зайду к вам сегодня вечером! – решительно объявил Иккон. – Мне надо кое-что сообщить твоим родителям и взглянуть на Эета. Иди.

Едва за ученицей закрылась дверь, священник тяжело опустился за стол и обхватил руками голову.
Сколько дел!
Прежде всего, надо созвать жрецов и объявить им волю Мортис. Довести также до совета магов Атариды… а тем временем отдать приказ служителям готовить Корабли Храма для самых бедных беженцев. Известить официально стражу Мортис, пусть готовят драконьих всадников. Составить инструкцию для служб спасения, разработать советы беженцам и предписания о поведении среди варваров… Особенно для магов и нежити. С обычных смертных взятки гладки…
По коридору прокатился звук торопливых шагов… Дверь распахнулась. На пороге, метая глазами молнии, предстал взъерошенный Арит. Его седые волосы растрепались, а профессорская мантия разодралась и перепачкалась в саже – наверняка так и летел на своем Пончике, не переодевшись.
- Иккон, ты подлец! – с порога крикнул лич. – Как ты смел так поступить?!
- Ты о чем? – спокойно осведомился Иккон.
- Твоя девчонка…твоя сопливая девчонка…эта бестолочь… а ты!.. Снять все обвинения!.. Это неслыханно! Ты же знал!.. Как ты мог?! Это что же получается, у нас один закон для знакомых священников, и другой – для всех остальных?! Один закон для знатных оболтусов, а другой!..
- Арит… - поморщился Иккон, прижав руку к виску. – Я тебя умоляю… Голова болит.
- Ах, у тебя болит голова! Мортис, это все, что ты можешь мне сказать?! Я подам апелляцию в совет магов!.. Тебя лишат сана, и это – самое меньшее, что ты получишь за такое злоупотребление положением!.. Я тебе обещаю! Я тебе устрою веселую жизнь!..
- Да ради Мортис, Арит, - взмолился Иккон. – Делай ты что хочешь! Только не вызывай меня немедленно на дуэль, хорошо?
Арит запнулся.

- Иккон… - голос старого мага задрожал. – Я тебя не узнаю. Что тебя могло заставить так поступить? Что ты от меня скрываешь? Мы же друзья… ты никогда не позволял себе подобного!
Иккон стукнулся лбом о столешницу. Сил не было повторять это еще один раз… А сколько придется?
- Арит… Это была воля Мортис, - только и выдавил из себя священник.
- Мортис?! – губы лича задрожали от гнева. – Воля Мортис? Какое удобное оправдание!.. Главное, не требуется никаких доказательств!
- Арит… Слушай… Садись на своего Пончика… и сваливай отсюда! Сваливай с Атариды.
- Ах, так? Ты мне угрожаешь? Ты…мне…
- Арит, ты не так меня по…
Дверь с треском захлопнулась. Иккон остался в келье один.
Когда жрец выбрался из-за стола, коридор уже был пуст. А добежав до Верхнего храма, Иккон услышал лишь шум драконьих крыльев, да гигантская тень на миг закрыла солнце…

Ларинна


Ринн медленно шла по набережной канала, пиная подвернувшийся по пути камушек. Домой идти не хотелось. На душе скребли кошки.
И ведь все хорошо! Обвинения с нее сняты, родители ни о чем не узнают… но…
Ах, зачем Иккон сказал, что Эет стал бы магом – таким же, каким был ее легендарный дед? Зачем?.. И так тошно встречать этот собачий обожающий взгляд – прямо сбежала бы из дому, куда глаза глядят! – а уж теперь…
Вот выставила бы этого зомби за порог – но куда он пойдет, такой?
И куда ей идти?

Ларинна вздохнула, опершись об ажурные перила горбатого мостика над зеленой глубиной канала. Внизу вода несла белые лепестки яблонь.
О богиня… это на всю жизнь! Эта вина – на всю жизнь…
Ларинна смахнула навернувшуюся слезинку. Почему, ну почему бы ей было спокойно не вернуться домой, а потом придти снова, в два часа?
Может… может, есть какие-нибудь заклятья, из самых тайных… которые позволили бы перевести зомби в высшую нежить? Пусть в вампиры, пусть в личи – неважно! Но Эет снова стал бы тем юношей, который с таким состраданием смотрел на нее на границе владений Мортис… Он стал бы собой.

Сегодня придет Иккон, и она обязательно спросит!
На душе стало немного теплее. Конечно, Иккон мог бы предложить сам, а не предложил…а это значит… он и не знал? Невозможно ведь изучить все архивы Храма! Сегодня, вон, он обронил про тот свиток: «Я нашел!» Быть может, Иккон разрешит ей пройти в секретные секции архивов, скажет – вот он, нужный отдел, здесь вся запрещенная некромагия – работай…

А вот что бы сказали об этой идее Вир и Фрери? Кстати, она так и не заметила их в Храме. Может, задержались?
Ринн решительно направилась к их дому – и усмехнулась, поймав себя на том, с какой легкостью назвала квартиру Вирлисса их домом.
Она снова взбежала по светлой роскошной лестнице к лифтам, снова прошла через наполненный свежестью холл этажа – но на звонок никто не отвечал.
Вздохнув, Ларинна вернулась на улицу.

Вот куда эта чокнутая парочка могла потащиться? Учитывая неиссякаемую фантазию Вира – куда угодно.
Ларинна вздохнула и медленно пошла вглубь улиц. Завернула в кафе, без аппетита расковыряла клубничное мороженое – и, печально вздохнув, побрела домой.

Золотое солнце падало за море, обливая улицы прощальным светом. Ветер свежел, трепал волосы, хотя обычно шторм налетал лишь с полной темнотой.
Завидев изящные голубые башенки родительского особняка, Ринн резко остановилась. Нет… домой… в самом деле, не горит! В конце концов…можно подождать Иккона и на улице? Погода отличная… ну, подумаешь, ветер! Не холодный ведь. Пока.

Девушка села на скамейку. Проходившие мимо молодые люди попытались было подойти – но Ларинна обожгла их таким взглядом, что они тут же отправились своей дорогой, а Ринн продолжила созерцать уличный пейзаж.
День блек, краски гасли. Смеркаться еще не смеркалось, но в самом воздухе уже разливалось то неуловимое ощущение вечера, что предшествует сумеркам.

Внимание привлек восхищенный свист. Молодые люди снова пытались завязать знакомство: по улице шла сногсшибательная девушка. Наверняка, вампир – судя по убийственной элегантности. Черная блузка, ненавязчиво облегающая фигуру, воротник-стойка. Белые брюки, белый пояс на талии… Широкие концы с длинной бахромой ниспадают вдоль бедра почти до колена, подчеркивая стройность ног. Вроде бы, и никаких изысков, а эффект!
Как это по-вампирски…

Парням не везло – девчонка даже не снизошла до того, чтобы отшить их приставания. Просто прошла мимо, как будто юношей и не было. Даже головы не повернула. Ринн невольно рассмеялась.
Услышав ее голос, девушка остановилась – и свернула к ней.
- Ларинна! А я к тебе.
Улыбка медленно растаяла на губах Ларинны, зато глаза стали походить на блюдца из маминого сервиза.
К ней направлялась Фрей!
- О… Фрери… Ты? Тебя не узнать! – только и смогла пробормотать Ринн. – Слушай… Шикарно выглядишь… Вир подарил?

Фрери подошла, и Ринн смогла лучше разглядеть ее наряд. Вблизи было видно, как по бокам ворота мерцают темным огнем два рубина – просто пресловутый «удар милосердия», добивающий жертву.
Прическу Фрей почти не изменила, лишь пустила по волосам тонкую косу, охватывающую затылок, и она лежала на густых прядях, как полу-обруч.
- Ринн, мы должны с тобой поговорить. Серьезно, - сдержанно вымолвила Фрей. – Идем к тебе.
- Что, так срочно? А…
- Срочно. И здесь нельзя, - прервала Фрери.
- Так Иккон скоро к нам придет…
- Прекрасно. Его-то мне и надо. Я надеюсь на твою помощь, Ларинна. Мне нужно его разрешение на доступ к храмовым архивам.
- Потрясающе! Мне тоже нужно, – Ринн просияла. – Я сама собиралась просить!
- А зачем тебе? – подняла брови Фрей.

Ларинна фыркнула.
- Нет, Фрери, ты не считаешь, что это наглость? Я задаю тебе вопросы, а ты на них не отвечаешь. И требуешь, чтобы я отвечала на твои. Нет-нет, для начала скажи, кто тебя так приодел! Ты выглядишь изумительно. Никогда бы не подумала, что ты…
- Это мать Вирлисса, - сухо ответила Фрей. – Для вампира немыслимо одеваться просто. Она хотела сделать мне приятное. «Дочка, теперь ты можешь ни в чем себе не отказывать!» - Фрери чуть грустно улыбнулась. – Я могла отшивать с подарками Вира, но возразить его матери не посмела.
- Он все же познакомил тебя с родителями? – просияла Ринн. – О Мортис! И когда же свадьба, а? И не говори, что никакой свадьбы не будет, иначе его мамаша не стала бы тебя называть дочкой!
- Вир при смерти, - резко бросила Фрери. – Говорю же, я не хочу обсуждать это на улице! Спасти его может только чудо… и я собираюсь искать рецепт этого чуда в архивах Храма Мортис. Ринн, помоги мне уговорить Иккона… - на ресницах Фрей блеснули слезы.
Ларинна привстала со скамьи.
- Что?..
- Мне заорать на весь квартал? – зло осведомилась Фрей.
- А ну, прекрати истерику! – сверкнула глазами Ларинна. – И на Вира своего шипи, болен он там или нет. А я тебе не девочка, голос на меня повышать. Пошли! - она подхватила подругу под руку и повела к дому. - Все сейчас расскажешь. Что-нибудь придумаем!

Через четверть часа девушки сидели в комнате Ларинны, за окнами сгущались сумерки, на столе мирно горел светильник, и тени наползали из углов, заполняя комнату.
Фрери вздохнула и уселась поудобнее на диван, поджав под себя одну ногу. В темноте ее брюки и пояс отливали серебром.
- Вот так все и случилось, - закончила свой рассказ девушка, катая в руках бокал с красным вином.
Ринн нахмурилась и отставила свой бокал в сторону, на стол. Поднялась и задумчиво подошла к окну, глядя на темнеющую улицу.
- Как интересно… - протянула она. Виски начало слегка давить – как вчера, в университете, злополучным утром. По телу прокатилась легкая дрожь. Губы дрогнули в необъяснимой улыбке. – Говоришь, Вир препоручил свой дух Мортис? Эт-то хорошо…
- Я такого не говорила, - удивленно приподняла брови Фрей. – Откуда ты взяла?
- А? – Ларинна словно очнулась. – Я что-то сказала?
- Ринн… Ты… Все хорошо? – озадаченно спросила подруга.
- Судя по твоим рассказам, все очень плохо. Фрери, а ты розы любишь? – спросила она вдруг.
- Да, - немного растерянно ответила Фрей.
- Завтра приду навестить Вира, с самого утра. С большим букетом роз, - Ларинна улыбнулась. – И знаешь, что? Неплохо было бы пригласить к вам твоих родителей. Во-первых, так или иначе, у вас намечается свадьба, разве нет?..

Губы Фрери чуть дрогнули – по лицу скользнула тень улыбки.
- Да, - шепнула она. На ресницах блеснули слезы. – А что во-вторых?
- А во-вторых, было бы неплохо подробнее расспросить твоих предков о братце. Понимаешь… - Ларинна обернулась. – Не мне тебе рассказывать, что у любого может быть припрятан в шкафу скелет. Ты росла одна… но разве это означает, что у твоих родителей… или у одного из них… не могло быть еще детей?
Рука Фрей вздрогнула. Вино плеснулось, но, к счастью, не пролилось.
- Ринн, ты меня поражаешь…
Ларинна криво усмехнулась.
- Поражаю? Чем, интересно? Если мне не дается некромансия, это означает, что я думать не умею?
- Нет, я не это… имела в виду… - смутилась Фрей, опуская взгляд.
А когда подняла его, Ринн стояла совсем рядом, над ней, и Фрери показалось, что ее глаза отливают зеленью. И странная, грустная улыбка притаилась в уголках губ.
- Ты меня тоже поражаешь, - совершенно чужим, каким-то глубоким и нежным голосом, произнесла она. – Но более всего поражает твой брат… Точнее, его непревзойденное хамство.
- Чем я тебя поражаю?
- Своей смелостью, Фрейя.
- Не называй меня так! – Фрей вскочила.

От ее резкого движения Ларинна моргнула – и зеленоватое свечение исчезло из ее глаз.
- Причем здесь смелость? – губы Фрери побелели от гнева. – Просто я люблю Вира, неужели ты не понимаешь?
Ринн виновато улыбнулась.
- Голова болит, - поморщилась она, отходя к столу и беря снова бокал. – Не обращай внимания, со мной со вчерашнего дня творится что-то странное…
- Я заметила, - сдержанно ответила Фрей. – Ну где же Иккон, наконец?
- Наверное, занят делами. – Ларинна вздохнула. – Мне тоже очень надо попасть в архивы, Фрери…
- Зачем?
- Я… - Ларинна опустила глаза. – Ты что же думаешь, я сволочь распоследняя, да? Убила вчера мальчишку, подняла его как зомби – и довольна?
- Ну… Вроде, ты осознала…
- Фрей, не мямли! – Ларинна пнула в сердцах диванный валик. – Говорю же, вчера на меня как будто накатило что-то… Пойми, я не оправдываюсь! Но… но то, что я сделала… это было в порыве гнева… после бессонной ночи… и… понимаешь, я… как будто была не я. И я… хочу исправить. Исправить то, что сделала.
Фрей невольно усмехнулась.
- Вернуть Эета к жизни?.. По-настоящему?.. Ларинна, полагаю, это… по меньшей мере, магия, противоположная магии Смерти.
Ларинна дернула щекой.
- В архивах Храма есть свитки разных магий!
- Если это вообще в силах магии, - Фрей глядела с сочувствием. – У всего есть предел, даже у волшебства. Дальше начинается… начинается воля богов. Чудо, понимаешь?
- Я приму что угодно. Пусть хотя бы превращение зомби в высшую нежить…

Фрери вздохнула.
- А что потом? – мягко спросила она, подходя к подруге и положив ладонь на ее плечо.
- Не понимаю.
- Предположим, ты сделаешь его высшей нежитью. С собственной волей и невероятным могуществом. Своим слугой. Что ты собираешься потом с ним делать?
- Я отпущу его, - вздохнула Ларинна. – Я позволю ему снова получить статус гражданина Атариды, со всеми правами… Эет… говорят, он слишком талантлив, чтобы быть чьим-то слугой. Даже очень привилегированным.
- Ты произнесешь над ним Формулу Освобождения? – Фрей смотрела внимательно в лицо Ларинне. Вино в ее руке чуть дрожало. – А ты не боишься, что он… Получив полную свободу, он… все тебе припомнит?
Ларинна усмехнулась. Вспомнился его взгляд там, во владениях Мортис…
- Нет.
- Почему?
Ну как это объяснишь?
- Я думаю, он не мстителен.
- Ты думаешь? – Фрери рассмеялась. – Знаешь, ты невероятна!
Ларинна глубоко вздохнула. Как доказать? Хотя… может быть, это шанс?
- Фрей, а… если бы Эет укусил тебя? – запнувшись, спросила она. – Его сознание бы пробудилось. Меня он укусить не смог, а… между тем… это же самый простой вариант… Чтобы пробудить сознание. Чтобы сделать Эета полноценной…нежитью.

Взгляд Фрери стал растерянным.
- Не смог укусить? – вскинула брови девушка. – Ты серьезно?
Ринн кивнула. Фрей озадаченно нахмурилась.
- Ну… давай попробуем.
- Сейчас, я его приведу!
Ринн выскользнула за двери.
Фрей вздохнула и отошла к окну. Странное поведение для немертвого, что тут еще сказать! Видимо, Эет действительно чем-то отличается от других. Недаром его отметила богиня. Вот и шанс посмотреть на Избранника, о котором столько говорил Иккон…
Иккон… Что он ответит на ее просьбу? Слезы подступили к глазам. О богиня, как там сейчас Вир?..
Негромко стукнувшая сзади дверь не позволила Фрери расплакаться. Девушка обернулась.

На пороге стоял красивый стройный юноша в модной одежде – конечно же, приодела хозяйка. Он не спускал преданного взора с Ларинны.
- Это Эет, - представила та.
Губы Фрей невольно дрогнули: девушка в последний миг сдержала смех. Как это дико – знакомиться с зомби…
- Привет, Эет, - улыбнулась она, подходя и ставя бокал на стол. – Что ж, говорят, у тебя проблемы?
Эет моргнул, скользнув по ней взглядом, и снова перенес все внимание на свою госпожу.
- Эет, это Фрей, - сказала Ринн. – Укуси ее за руку. До крови.
- Укуси, - протянула ладонь Фрери. Ее, как будущего некроманта, захватил этот опыт.

Юноша широко распахнул глаза и с мольбой уставился на Ларинну. А потом сжал руками голову, колени его подогнулись, и…
- Я отменяю! – крикнула Ларинна, прежде чем молодой человек начал кричать от боли. – Ступай. Ступай в свою комнату!
Эет поднялся. Взгляд его выражал отчаяние и тоску. Он видел, что хозяйка недовольна им, и ничего не мог поделать. Понурившись, молодой человек вышел из комнаты. По щекам его текли слезы.
Ларинна тяжело вздохнула.
- Вот видишь… Он не хищник, Фрей.
- Вздор! Любая нежить хищна, - Фрери убежденно тряхнула головой. – Мне ли тебе объяснять? Не волнуйся, Ринн. Возможно, когда он был простым Смертным, он не помышлял об убийствах, но… просто дай ему время. Против природы никто не может идти, и Эет тоже. Чем дольше он пробудет нежитью, тем вернее в нем пробудятся инстинкты нежити! Конечно, если ты будешь его содержать вроде комнатной собачки, кормить по расписанию из блюдечка и расчесывать локоны как шерстку, ждать придется долго. Но вели ему самому добывать пропитание… увидишь, что будет. Весьма скоро он тебя поразит, я убеждена. Уж насколько я люблю Вира… Но я не строю иллюзий относительно его аппетитов. Он хищник… Если довести его до бессознательного состояния, меня к нему и магией не подтащишь. Сначала всю кровь выпьет, а потом придет в себя и тут же над моим трупом с собой покончит. Так что вот… Будь ты хоть трижды Бессмертная, никогда не забывай, на что способна нежить.

Ларинна рассмеялась словам Фрей.
- Фрери, Фрери… ты понимаешь, что говоришь? Я специально проштудировала массу литературы о зомби. Время играет против Эета. Это сейчас ему довольно одного укуса. Но чем дольше он останется в таком состоянии, тем… Потом мне придется выпрашивать у Иккона для него преступника! Не дай Мортис, чтобы бедняга дошел до стадии, когда сознание пробуждается лишь с поглощением человеческого мозга!
Фрей вздрогнула, и по ее лицу скользнула гримаса отвращения. Заметив это, Ринн решила сменить тему.
- А что касается Вира… - она рассмеялась. – Мне кажется, у Вирлисса сдвиг на тебе не только в сознании, но и в подсознании! Он тебя по запаху распознает… расценит как что-то приятное, но несъедобное! Ну… как слуги даже в бессознательном состоянии не могут причинить вред своим хозяевам.

Фрей слабо улыбнулась. Ринн продолжала:
- Я всегда удивлялась, как ты вообще решилась с ним общаться, при твоем-то отношении к немертвым…
- Я тебе не рассказывала? – Фрери усмехнулась. – А когда меня лишили иммунитета за провал на зачете…
- Ты что-то рассказывала… вроде, ты чуть не прибила Вира, да?
- Да… - Фрей смахнула слезинку с глаз. – Он увернулся. Сидел на мостовой, весь такой взъерошенный, и на меня смотрел большими глазами… Я тогда на него наорала… ну, он объяснился, конечно. Мне стало даже немного стыдно. А следующим вечером я опять его засекла… он уже под нетопыря маскировался, но я же отличу! – девушка невольно рассмеялась. – Вот тогда я ему и разрешила… меня проводить. На взводе вся была… Но Вир кого хочешь разговорит.
- Да уж…
- Ну вот… Он у меня спросил, на чем я засыпалась… и предложил позаниматься… Я сначала отказывалась, но он заметил, что, если уж я доверяю ему идти рядом по пустынной темной улице, то не доверять позаниматься в многолюдной библиотеке днем – нелогично… И я согласилась. Что нелогично. Всего лишь! А он взял и за мной утром зашел. Зашел и повел в библиотеку… А потом… как-то… - Фрери смущенно пожала плечами. – Он всегда находил что-то интересное, и…
- А потом ты как-то влюбилась, - хмыкнула Ларинна, садясь на диван. – И сама боялась себе в этом признаться, потому что не до конца верила Вирлиссу. Чудики вы оба! А еще, знаешь? Не обижайся, но главным у вас в семье будет Вир. За ним всегда останется последнее слово.
Фрери вдруг резко отставила бокал на стол и отвернулась. Плечи ее задрожали. Уткнувшись лицом в ладони, девушка беззвучно плакала, и только короткие редкие всхлипы вырывались порой из-под рук.
Ларинна встала и обняла ее.

- О Мортис… Фрери, ну прости меня… Поверь, все будет хорошо. Обязательно!
- Ничего… Ничего хорошо уже не будет! – прорыдала Фрей. – И Вир навсегда… и никогда больше… За что ему это, богиня, за что?!.
- Фрей, успокойся, - строже сказала Ринн. – Как ты можешь ему помочь, если сама в это не веришь?
- Я…
По дому прокатился мелодичный тихий звон.
- Это Иккон! – подхватилась хозяйка. – Фрери, я встречать. Вытри слезы и спускайся в гостиную. Давай, давай, сейчас или никогда! Ты же за этим шла.
С этими словами Ларинна вылетела из комнаты.
Процокав каблучками по просторной лестнице, девушка прошла через великолепный холл, убранный статуями и вазонами с цветами, и распахнула двери.

Конечно же, на крыльце стоял Иккон – в белоснежном жреческом одеянии, только на плечи был накинут бардовый плащ.
- Родители дома? – не здороваясь, осведомился жрец.
- Дома, - кивнула Ринн. – Господин Иккон, я и моя подруга хотели бы с вами серьезно поговорить…
- Я вижу здесь только вас, госпожа Ларинн, - суховато ответил жрец.
- Фрери сейчас спустится. Мы так долго ждали вас, господин Иккон, - Ларинна покачала головой. – Что же вы не приходили?
- Где Эет? – поморщился Иккон.
- В своей комнате. – Ларинна глубоко вздохнула. – Иккон… я хотела спросить… есть ли заклятия… способные… хотя бы сделать из него высшую нежить?
- Хотя бы? – жрец распахнул глаза. – Это, девушка, у вас носит название «хотя бы»? Какова же программа-максимум?
- По-настоящему вернуть ему жизнь, - глядя в глаза священнику, ответила Ларинна, не поведя и бровью.

Иккон всплеснул руками.
- Ларинна, ты меня поражаешь день ото дня! Ты ухитряешься… ну… Ларинна, то, о чем ты говоришь… невозможно. Просто невозможно. Воскрешать могут лишь боги. И то не все. Наша богиня… Увы, это не во власти Мортис.
- Хорошо, ладно, - быстро кивнула девушка. – А сделать его высшей нежитью?
Иккон вздохнул. Вздорная девчонка… Сейчас весь Храм похож на растревоженный муравейник, бурлит совет магов – и едва теплится пламя на Алтаре. Отряды архонтов приведены в состояние повышенной готовности: завтра могут начаться беспорядки и паника, после объявления…

А Ларинна о каких-то небылицах!
- Мне неизвестно о таких заклятьях, - поморщившись, ответил маг.
- Но вы допускаете, что они возможны?
- Ларинна, не занимайся глупостями. Что сделано, то сделано. Лучше…
- Ну уж нет! – Ринн сверкнула глазами. – Вы считаете, я всю жизнь должна терпеть эту комнатную собачонку, в которую превратился ваш расталантливый Эет?
Жрец пожал плечами.
- Можешь его продать…
- Иккон… вы… Это уж слишком! «Продать!» Я так не могу.
- Ларинна, я не понимаю, чего ты хочешь, - устало вздохнул Иккон. – То, о чем ты просишь – невозможно. Если он тебя раздражает – избавься от него. Что ты создаешь трудности себе и другим?

Ларинна скрестила руки на груди и глаза ее сверкнули.
Зеленым переливом.
- Наверное, я в дедушку. Говорят, он тоже любил трудности. И не разговаривайте больше со мной в таком тоне! Если вам что-то неизвестно, это еще не означает, будто этой вещи и в природе нет. Вы всего лишь человек, Иккон, и не можете знать всего!
Ничтожны твои знания, Иккон…
Жрец словно наяву услышал эхо этих слов.
Ведь не может же быть, чтобы Ларинна?..
- Чего вы хотите от меня, Ларинн?
- Доступ в секретные архивы Храма. Для меня и Фрей.
- А зачем Фрей? – устало закатил глаза Иккон.
- Если вы знаете заклятия, способные разблокировать каналы некроэнергии, возможно, ей доступ и не потребуется, - тут же парировала Ларинна.
- Разблокировка каналов? Ну да, есть такие заклятия… Правда, ими за ненадобностью уже много тысяч лет никто не пользовался… после того, как запретили проклятья блокировки. Я знаю об их существовании, но сам ими не занимался.
- Вы сможете помочь Фрей и Вирлиссу? Сегодня днем Вир на причале столкнулся с каким-то типом, который воспользовался именно таким проклятьем.
- Блокировка? Немыслимо…
- Мыслимо, не мыслимо! – Ринн топнула. – Ну что вы мямлите? Вир при смерти. Поможете или нет?
- Я не знаю, Ларинна! – крикнул жрец. – Ты забываешься! Я посмотрю кое-какие рукописи и постараюсь что-нибудь придумать. Ты соизволишь дать мне время до завтра? – саркастично осведомился он.
- Не злитесь, Иккон, - виновато улыбнулась Ларинна. – Просто я переживаю. И из-за Эета, и из-за Вира с Фрери… Я не хотела давить на вас.

Иккон усмехнулся.
- Ты… Если тебе что-то придет в голову, ты неотвратима, как сама смерть. А твои суждения – как удар серпа Мортис.
Ларинна чуть насмешливо сделала глазки священнику.
- Именно так. Значит, вы согласны дать мне доступ в архивы Храма? Для Эета?
- Ларинна, послушай. Ты путаешься в элементарных вещах, а просишь показать тебе высшую магию. Ты же ничего не поймешь, даже если и получишь доступ.
- У меня много времени, - улыбнулась Ларинна. – Целая вечность, не так ли? Я подтянусь. Теперь у меня есть стимул! И буду искать.
- Ринн, у тебя мало времени… - вздохнул жрец. – Ты помнишь, что стены Атариды…
- Простите, - вдруг раздался сзади тихий голос. На ступенях лестницы стояла Фрей. – Я задержалась.
- Мои соболезнования, дитя мое, - поклонился жрец. – Но не отчаивайтесь! Я обещаю вам поискать средство для Вирлисса. Полагаю, ему можно помочь. Ждите меня завтра поутру, хорошо?
Фрей вскрикнула и с благодарностью упала к ногам жреца. В следующую секунду она уже целовала его руку.
- Что вы! – смутился Иккон, поднимая девушку. – Я пока еще ничего не сделал. Благодарить будете потом. Ларинна, я могу, наконец, увидеть твоих родителей?
- Сейчас, позову, - кивнула девушка. – Фрей, ты останешься у нас на ночь?
Фрери покачала головой.
- Тогда я тебя провожу. Темновато уже.
- У меня иммунитет, как и у тебя, - напомнила Фрей.
- И что? – Ларинна подхватила подругу под руку и, на прощанье сверкнув улыбкой, выскользнула за дверь.

Родителей она, конечно, позабыла позвать…
И ее семья, и семья Вира жили в одном районе. Их особняки стояли буквально в квартале друг от друга, поэтому девушки очень быстро добрались до отделанного белым мрамором особняка верховных вампиров.
Против обыкновения, ночь наполнял покой. Звезды висели в темном куполе неба огромными брильянтами, увесистые и мертвые. Мирно пели первые сверчки, и от яблонь разливался тонкий тревожащий аромат. Море молчало, не выдавая себя даже запахом соли; затаилось, как зверь перед прыжком.
Девушки остановились перед витой оградой вампирского особняка.
- Сегодня прекрасный вечер, - нарушила молчание Фрей. – А мне почему-то так…
«Страшно».
- …так неспокойно.
Ларинна вздохнула и промолчала.
- Мне кажется, если мы не поможем Виру сегодня…
- Фрей, я знаю.
- Что? – испуганно выдохнула Фрей.
- Мне тоже неспокойно. Идем!

Они вошли в широкий холл, освещенный лишь слабо мерцающими светильниками. Все освещение в доме было притушено, словно могло помешать больному.
Девушки поднялись по лестнице в убранный коврами коридор, и Фрей осторожно толкнула дверь спальни Вира. Навстречу ей поднялась хозяйка дома: осунувшаяся, с запавшими глазами.
- Что? – одними губами спросила она.
- Все хорошо, - улыбнулась Фрей. – Господин Иккон обещал помочь. Он придет завтра.
- О, хвала Мортис! Я боялась…
- Все хорошо, - повторила Фрей. – Вир спит?
Женщина кивнула.
- Через полчаса надо давать кровь, придется снова будить… - она сокрушенно вздохнула.
- Позвольте мне поделиться с ним кровью, - робко шагнула вперед Ларинна.

Женщина лишь благодарно сжала ей руку.
- Вам надо отдохнуть, - мягко заметила Фрери. – Идите, я подежурю.
Мать Вирлисса ласково провела рукой по ее волосам, бросила долгий нежный взгляд на постель сына и бесшумно прикрыла за собой двери.
Ларинна, закусив губы, прижала ладони к вискам. Опять это ощущение… К горлу подкатил ком, тело начинала колотить крупная дрожь.
Что же это такое… как тут душно… как тут невыносимо душно…
Она, не пытаясь более ступать тихо, решительно подошла к окну и распахнула створки. Терпкий тревожный аромат ночи ворвался в комнату, всколыхнув белые занавеси порывом ветра.

Резким движением Ринн сорвала заколку с волос, и ее черные кудри раскатились по плечам неистовой волной.
Она обернулась.
- Что это? – кивком головы указала она на дозатор, стоявший у изголовья Вирлисса.
- Чтобы он мог пить, не кусая, - пожала плечами Фрери. Она стояла рядом с постелью Вира и с глубокой грустью всматривалась в его лицо.
Ринн расхохоталась, запрокидывая голову.
- «Пить, не кусая!» - с издевкой передразнила она. – Вы его уморить хотите? Он же вампир! «Пить, не кусая»…
- Ларинна! – глаза Фрей метнули молнию. – Сбавь тон. Ты разбудишь Вира!
- О-хо-хо! – продолжала ёрничать Ринн, делая большие глаза. – «Я его разбужу!» О-хо-хо! Да так и задумано!..

Она подошла к постели и, отстранив Фрери, склонилась над больным. Руки ее нежно, но твердо сжали его запястья.
- Проснись, Белый Тигр, - голос ее лился холодной волной, властный и звонкий. – Ты мне нужен.
От Ринн волнами исходила незримая сила, и от этих волн у Фрей бежали по коже мурашки. Она замерла, почему-то не решаясь даже вздохнуть.
Вирлисс распахнул глаза.
Ларинна поднесла к его губам свое запястье.
- Кусай! – приказала она.
В темно-синих глазах Вира отразилось непонимание, словно юноша не мог разобраться, проснулся он или все еще видит сон.
- Кусай! – рявкнула Ларинн, и глаза ее полыхнули зеленью.

Взгляд Вирлисса медленно заполнял священный ужас. Губы пересохли.
- Ну же, Белый Тигр, - мягче вымолвила Ларинна. – Что ты медлишь?
И зубы Вира вонзились в ее запястье.
Пальцы Ринн сильнее сжали его руки.
Вирлисс вскрикнул, словно через него пропустили энергию невероятной силы, и стал жадно глотать.
Он пил так, как никогда еще не пил, и из глаз текли слезы. Голова кружилась, а через тело – наконец-то он его чувствовал! – словно проходили разряды молний, сметая все на своем пути.
- Стоп, - услышал он, и невозможно было противиться этому приказу.
Вир отпустил запястье стоявшей возле его постели.

Фрей нагнулась над ним, с тревогой вгляделась в лицо. Вир улыбнулся и, поймав ее ладонь, нежно сжал…
Фрери вскрикнула, будто его рука обожгла ее, и бросила сумасшедший, полный радости взгляд на Ларинну. Та, усмехнувшись уголками губ, отошла от влюбленной парочки и упала в кресло. Голова слегка кружилась от потери крови.
- Фрери… - помолчав, спросил вдруг Вир. – Я спал?
- Спал, - кивнула со счастливыми слезами Фрей.
- Мне приснилось… или тут была сама богиня?
- Кто?.. – Фрей отступила на шаг.
- Меня напоила своей кровью Мортис… - неуверенно вытолкнул Вирлисс.
- Вир, - подала голос из кресла Ринн. – Честное слово, не знаю, кто тут чем тебя напоил, но, видимо, штука классная. Потому что здесь была только я.

- Ларинна? – Вирлисс с трудом оперся здоровой рукой о постель и попробовал сесть. – Ты здесь?
- Угу. Я. Ну не Мортис же! – она фыркнула. – Ты меня так за запястье цапнул – до сих пор болит. Но главное – тебе пошло на пользу! А видения… с болезни и со сна чего не привидится?
- Я… - Вирлисс, преодолевая слабость, все же ухитрился сесть, опершись спиной на подушки. Его длинные серебристые волосы падали вдоль лица, как у девушки. Сходство подчеркивал растерянный взгляд. – Я же совсем не мог двигаться…

Ринн пожала плечами.
- Вир, ты радуйся, что теперь можешь.
- Но это и в самом деле странно, Ларинна, - заметила Фрей.
- Что вы оба сейчас хотите мне доказать? – Ринн наклонила набок голову, пустив черную волну волос на плечо. – Что в меня тут Мортис мимоходом вселялась? Наро-од!.. А не проще предположить, что артефакт вашего чокнутого братца оказался не таким уж мощным, и его действие было временным… ну это же реальней, чем ваши предположения.
Вирлисс медленно кивнул. По его губам скользнула улыбка.
- По крайней мере, укусить тебя доставило мне истинное удовольствие, - хмыкнул он. – Признаю честно – давно мечтал!
- Мечты сбываются! – хмыкнула в ответ Ринн. – Я пойду, ребята. Не в моих привычках мешать чужой радости. Когда у тебя срастется рука, как сказал врач?
- К концу недели, - ответила за Вирлисса Фрей.
Ларинна чуть поморщилась.
- Выздоравливай, Белый Тигр, - улыбнулась она, поднимаясь из кресла. – И, Фрери… позови все же своих родителей сюда. Полагаю, пару вопросов им надо задать.
- Ринн, - уже на пороге окликнула ее Фрери. – Спасибо!
- Да я тут при чем?.. – сделала девушка большие глаза. – Случайно вышло! Давайте, спокойной ночи вам.
И Ларинн закрыла за собой двери.


Автор: Ольга Митюгина

Продолжение следует...

Дата публикации: 2011-02-04 22:31:27
Просмотров: 5245

[ Назад ]
Наверх

Комментарии

Very Happy Smile Sad Surprised Shocked Confused Cool Laughing Mad Razz
Embarassed Crying or Very sad Evil or Very Mad Twisted Evil Rolling Eyes Wink Exclamation Question Idea Arrow
Секретный код   или Зарегистрируйтесь

Запомнить

В разработке
· Disciples 3: Горные кланы
Разработка заморожена



Карточка игры
· Disciples : Перерождение
Дата выхода:
18.04.12

· Disciples 3: Орды нежити
Дата выхода:
03 декабря 2010

· Disciples 3
Дата выхода:
11 декабря 2009

· Disciples 2
Дата выхода:
24 января 2002

· Disciples 1
Дата выхода:
04 октября 1999

Комментарии

Галерея




Загрузить свой рисунок

Интересное
Нет данных для этого блока.

Статистика
Индекс цитирования

Архив
Показать\скрыть весь

Декабрь 2018: Новости | Статьи
Ноябрь 2018: Новости | Статьи
Октябрь 2018: Новости | Статьи
Сентябрь 2018: Новости | Статьи
Август 2018: Новости | Статьи
Июль 2018: Новости | Статьи

О сайте
Обратная связь
Наши проекты
Опросы
Ссылки
Карта сайта (xml)
RSS

Наши проекты
Показать\скрыть весь







Все права защищены, alldisciples.ru 2009- ©
Дизайн сайта by Ksandr Warfire ©
В дизайне использованы элементы интерфейса и арты, предоставленные компанией .dat ©
Использование материалов сайта возможно только с письменного разрешения администрации.
Akella