Disciples III
Мы В Контакте Наш Twitter Мы в Facebook Наш YouTube канал



Меню
Главная
Форум
Магазин игр
Галерея
Карта мира
Книги серии Disciples
Творчество
Игры и автоматы

Рекомендуем

Disciples 3
Об игре
Расы
Герои саг
Энциклопедия
Магия
Бестиарий
Бестиарий (NEW)
Сокровищница
Активируемые объекты
Подземелья
Советы и секреты
Карты
Файлы
Галерея
Пресса об игре
Архив статей

Реклама

Disciples 2
Об игре
Расы
Герои саг
Энциклопедия
Магия
Бестиарий
Сокровищница
Прохождение
Советы и секреты
Галерея
Пресса об игре

Disciples 1
Об игре
Энциклопедия
Магия
Бестиарий
Сокровищница
Прохождения
Советы и секреты
Галерея
Пресса об игре


Глава 8 - Падение Атариды

 
Вирлисс и Фрей


Фрей мчалась по улице, не разбирая дороги. Кажется, сзади что-то кричал Вирлисс, но Фрери лишь ускорила бег. Слезы застилали глаза, и девушка то и дело смахивала их, чтобы на что-нибудь не налететь. Утешало одно: в своем нынешнем состоянии Вир не мог ее догнать... и не надо! Ничего не надо!.. Его остановят. Конечно же, родители его остановят и вернут в дом... пусть он уедет без нее, пусть все спасутся...

О богиня! Вся жизнь... вся ее жизнь обернулась ложью и предательством. Боги... те боги, одной из которых она, оказывается, была, заставили пройти ее маму через столько мучений... Заставили человека, которого Фрей всю жизнь считала отцом, полюбить их и принять под свой кров... а теперь, получается, она сама... сама использовала Вира! Богиня, есть ли в его чувстве к ней хоть капля истинной страсти и нежности, или всё - ее собственное подсознательное желание иметь надежного защитника, желание владычицы любви?

И могло ли быть иначе?
Мать полюбила ее, дитя насильника.
Отец полюбил ее мать, носившую во чреве ту, что дарует любовь.
Родители Вирлисса за день прониклись к ней самыми нежными чувствами...
И Вир...
Красивый, обаятельный, богатый... сходил с ума по ней!
Девчонка, ты хотела получить ответ, почему он тебя любит? Ты его получила!..
И все эти люди... она предавала их самим своим существованием! Она предавала страну, давшую приют ей и ее матери!

Фрей свернула с улицы в боковой проулок, ведущий к каналу и, перепрыгнув через перила, по узенькому парапету забежала под горбатый мостик. И там села прямо на холодный грязный камень, обхватив колени руками, сжавшись в тугой комок. Хотелось одного: поскорее умереть.

Солнечный свет, отражаясь от воды, бликами играл на сводах моста. У ног девушки прозрачная вода несла к морю лепестки яблонь... В зеленой глубине туда-сюда сновали крохотные рыбешки. Сколько им осталось, этим рыбкам, которые уж точно ни в чем не виноваты? Сколько осталось яблоням?..

Во всем, во всем виновата она!..
Нет, она не станет топиться. Она дождется, когда ее родственнички начнут представление. Чтобы - как всем. Чтобы получить полной мерой то, что она, пусть невольно, но приготовила другим.

Наверху послышался шум, и свет на мгновение заслонил темный силуэт. Едва не рухнув в канал - Фрей вовремя протянула ему руку - через перила моста в ее убежище спрыгнул Вирлисс. Юноша был страшно бледен, и в мерцающих бликах, скользящих по лицу, кожа казалась зеленоватой. Вира шатало.

- Это жестоко, госпожа Фрей, заставлять меня бегать за вами в таком состоянии... - улыбнулся он, явственно преодолевая слабость. - Если бы не мои вампирские способности, я ни за что бы не нашел вас после того, как потерял из виду.
- Не надо было бегать, - безжизненно ответила девушка. - И не надо было искать.
- А ты предлагаешь бросить тебя тут?
Она не ответила. Сил не было что-то объяснять.
- Уходи, - только и сказала она.
- Никуда я без тебя не уйду! - Вир опустился рядом с ней на камень парапета.

- Уходи... - прошептала она. - Ты не должен из-за меня страдать.
- А получается, что все время страдаю, - хмыкнул Вирлисс. - Фрей, я мог бы заявить, чтобы ты не забирала в голову всякий вздор... но это будет ложью. Ты... если говорить прямо, я согласен с тобой. Ты действительно в какой-то мере виновата в гибели Атариды.
Плечи Фрери задрожали, и, уткнувшись в колени, девушка разрыдалась.
Дав ей немного выплакаться, Вир нежно коснулся ее щеки и, когда Фрей чуть повернула к нему лицо, мягко, но властно поднял ее голову за подбородок.

И серьезно посмотрел во влажные, полные отчаяния и боли, глаза.
- В какой-то мере, - повторил он. - Не полностью. Куда больше виноваты пославшие тебя боги. Фрей... Ты же ничего не помнишь... Быть может, у тебя не было выбора?
- Неважно... Не имеет значения. Я... так подло использовала вас... пусть и не понимая... Потому что... иначе... За что, за что меня так все любили?

- За то, что ты умеешь любить, как никто, - серьезно ответил Вир. - Ты умеешь дарить тепло и надежду, ты даешь силы. Ты - сама жизнь и любовь. Как же тебя не любить?

Фрей отстранилась, опустив глаза.
- Мои родители... и твои... Их любовь была нужна мне... и вот... Вирлисс, на самом деле ты... не любишь меня. Уходи, я тебя прошу. Это все... наваждение. Уходи...
Вирлисс усмехнулся.
- Насколько я помню, это мне нужна была твоя любовь. А не наоборот.

Она молчала. Глубоко вздохнув и вспомнив, что женщины любят ушами, Вир решил, что это тот самый случай, когда надо говорить убедительно, красиво - и предельно искренне. Если он хочет увести отсюда Фрери.
И он обязан выложиться - и выложить все, что до сих пор не озвучивал даже сам для себя.

- Если бы ты знала, сколько раз я приходил в отчаяние из-за твоих брыканий! И, едва я имел глупость вообразить себя счастливейшим из бессмертных, как снова слышу это жестокое "Уходи!" Которое года полтора уже не слышал. Черт возьми, Фрей, это по-настоящему больно!..
- Вир...
- Это я каждое утро выискивал тебя глазами в толпе, когда мы группой шли на лекции. И, чтобы тебя не раздражать слишком назойливыми взглядами, это я садился на несколько рядов перед тобой... имея возможность только слышать тебя, не видеть! Это я таял от счастья, если сталкивался с тобой в дверях аудитории, отступая и давая тебе пройти мимо, так близко... Фрей, я никогда тебе этого не говорил... Но это время было мучительным и по-своему прекрасным. А ты от меня шарахалась... Да я все мозги свихнул, пытаясь придумать, как убедить тебя не бояться! А сейчас она мне доказывает, что, оказывается, это она за мной бегала! Ну-ну...

Фрери вскинула голову. Глаза ее загорелись решительным и мрачным огнем.
- Вир, и ты всегда меня замечал в толпе?
- Всегда. - Он вздохнул. - Фрери... давай продолжим этот разговор на Крите, хорошо? Времени мало, честное слово!
- А на вступительных экзаменах? - жестко уточнила Фрей.

Вирлисс задумался.
- Н-нет... На вступительных - нет. Я тебя не видел.
- А ведь я там была, - усмехнулась девушка. - Ты меня просто не заметил!
- Ну и?.. - Вир озадаченно нахмурился. - Там толпа такая всегда!
- Когда ты меня заметил? - в упор спросила Фрей. - Расскажи, как это случилось.
- Фрери... это чудесный разговор, и мне приятно вспоминать все эти милые моменты... но они не подождут до?..
- Не подождут! Впрочем... ты можешь идти хоть сейчас.

Вирлисс устало вздохнул - и улыбнулся.
- Ну, хорошо. Мы будем сидеть здесь и разговаривать хоть до самого конца. Когда нам на головы упадет этот мостик, я обниму тебя и утешусь тем, что проведу подле тебя целую вечность.
- Вир...
- А что - Вир?
- Не говори так...
- Ты готова идти?

Фрери лишь молчаливо покачала головой и отстранила вампира, безмолвно прося его уходить.
Вирлисс вздохнул, и, отведя ее руку, обнял девушку за плечи.
- Ну, тогда слушай. Это был первый день занятий... Я знакомился со всеми подряд, и с парнями, и с девчонками. Ты же знаешь, как это бывает. Ни о какой неземной любви я даже не помышлял. Мы стояли в коридоре, ожидая преподавателя... кажется, нам предстояла первая лекция по некромансии. Краем уха услышал вашу болтовню с Ринн. Вы тогда как раз тоже знакомились. Ринн что-то ляпнула... меня это рассмешило. Я повернулся к вам и стал прислушиваться. Ты стояла спиной и отвечала очень тихо, что-то вполне ординарное для новоиспеченной первокурсницы. А Ларинна... она умеет себя подать. Она была такой яркой! - Вирлисс усмехнулся. - И она ведь красавица, что тут говорить...

- Словом, ты обратил внимание на Ринн? - уточнила Фрери.
- Да! - живо подхватил Вирлисс. - Пойми, никто меня не тянул к тебе и не тыкал носом: вот тебе вечная любовь, будь любезен...
- Но ты же заговорил со мной! Я же помню.

Вир немного смущенно улыбнулся.
- Фрери, прости, но... это азбука флирта. Если тебе понравилась девушка, надо усыпить внимание потенциального противника, завязав первый разговор с подругой. Вот и все. А там... потихоньку, ненавязчиво... перенести внимание на настоящую цель. Я начал разговор с тобой, и... Как бы объяснить? Я смотрел в твои глаза и... и посреди осени на меня веяло весной. И хотелось взлететь от счастья. И еще не боль, но первое удивление: почему ты на меня смотришь, как на крокодила?.. Вроде я ж вполне себе адекватный и на каждого встречного с укусами не кидаюсь. Помню, по краю сознания проскочила мысль: "Черт, надо было начинать с той, с другой!" Ринн тогда меня выручила, поддержав разговор. На лекции я хотел сесть рядом с тобой... и тут ты мне впервые и заявила: "Держись от меня подальше!" Где тут наваждение?

- Все очень просто, Вир, - грустно сказала Фрей. - Дело в том, что я очень испугалась. И, видимо, эти мои проклятущие силы, которые я не контролирую... Они включились, как защита. "Светлая Фрейя в окружении нежити, ей нужен защитник..." - по щеке девушки скользнула слезинка. - В тот момент, когда я испугалась, тебя и... шандарахнуло. Со всей этой... божественной дури... Наповал.

Его рука соскользнула с ее плеча. Вир подтянул колени к подбородку и замолчал. Только журчала вода в канале, неся яблоневые лепестки, и солнечный свет дрожал на камнях моста.

- Уходи, - снова тихо сказала Фрей.
- А почему в тебя тогда полгруппы не влюбилось? - почти умоляюще спросил Вирлисс, не отрывая взгляда от бегущей воды.
- Наверное, потому, что ты стоил всех остальных, - слабо улыбнулась Фрей. - Или потому, что я испугалась именно тебя...

Они снова замолчали. Наконец, глубоко вздохнув, Вир заговорил:
- Фрери, знаешь... Даже если всё так... Я не думаю, что чувство, ниспосланное самой богиней любви - наваждение. В противном случае... существует ли любовь вообще? Я счастлив, что ты дала мне возможность узнать ее... узнать настоящую любовь. А причины... так ли это важно? Теперь? Ты умеешь пробудить любовь, но ты умеешь на нее и ответить. Так, как не дано ни одной девушке в этом мире.

Фрери благодарно посмотрела на него, и робкая, неуверенная улыбка задрожала в уголках губ.
Вир крепко обнял свою невесту и прижал к себе.
Она уронила голову к нему на грудь и слушала, как стучит его сердце.
Наконец Вир чуть отстранился и шутливо боднул носом ее затылок.
- Ну, все? Воспоминания закончены? Идем, Фрери. Мы и так потеряли много времени.

Она вздохнула.
- Иди, Вир. Я не пойду. Я... только хочу сказать... что благодарна тебе. Ты снял с меня часть такой тяжести! Но все это... не отменяет моей вины по отношению к Атариде...
Вирлисс скрипнул зубами.
- Фрей, - жестко заговорил он. - Фрейя!

Она вздрогнула и вскинула на него испуганные глаза.
Вир безжалостно продолжал:
- Что сделано, то сделано, Светлая Госпожа. Вы полагаете, что ваша смерть искупит вину перед Атаридой? Нет, подательница жизни! Просто ваша душа вернется в Асгард, к любящему брату. Который с удовольствием приложит все усилия, чтобы вы позабыли о мерзких немертвых. О гнусном острове нечестивцев и о вашей греховной привязанности к некой "падали" по имени Вирлисс.

- Вир!
- Нет, Светлая Госпожа. Вы хотя бы отчасти исправите то, что случилось по вашей вине. Вы отправитесь на Крит, и там под руководством Иккона и Арита продолжите изучение некромансии, а потом сами станете немертвой. Вы выйдете за меня замуж и родите мне детей - и это хотя бы немного компенсирует те жизни, которые погибнут сегодня по вашей вине!

- Вир, но... Но если я это сделаю... я же буду счастлива, - возразила Фрери. - Разве я заслужила счастье?
- Не в этом дело. А в результате, - усмехнулся Вир, показав клыки. - К тому же... знаешь, что я думаю? Вот если начистоту? Ты будешь счастлива... моя милая девочка Фрери. Ты, как никто, достойна счастья. А для богини Фрейи, которая дремлет внутри тебя и которая заварила эту кашу... Для нее и в самом деле это будет искуплением! Особенно если она такая, как ее брат...
- Но разве я - не она?

- Слушай, Фрей, не заморачивайся, а!.. - не выдержал Вирлисс. - Она, не она... Просто будь собой. Ты не совершила никакого преступления - ты, какая ты есть. Ты обещала стать моей женой... так и стань ею! Все, хватит. Идем!
Вир, не слушая более возражений - уже таких неуверенных, - заставил Фрери подняться и вывел из-под моста.

На центральной улице царило возбуждение: люди толкались и спешили, иные бежали куда-то. Иные останавливались и, сбившись в недолговечные группки, что-то неистово обсуждали.
Над городом скапливались облака - тяжелые, не похожие на обычные грозовые. Подчеревья их отливали странным багрянцем.
Ветер хлопал навесами лавок, стучал ставнями домов.
Ветер донес приглушенный звон университетских часов: четверть третьего.
Фрей и Вирлисс переглянулись - и, взявшись за руки, кинулись бежать к Университету.
Так быстро, как только мог бежать Вир...


Арит

Арит стоял у распахнутого окна своего кабинета в башне и рассеянно смотрел на море. Отсюда было видно, как потемневшие волны то и дело вскипают белыми барашками, а на горизонте, так далеко, что взгляд смертного не смог бы различить, поднимается странная мгла.

Ученый растерянно обернулся, обведя взглядом свой кабинет. Высокие шкафы, за стеклом которых дремлют книги; стеллажи, забитые раритетами... Сколько всего! Сколько идей, сколько исследований, сколько экспонатов... Руки опускались. Что взять? Сколько сможет унести Пончик?

Слезы закипали на глазах.
Вся жизнь! Вся неистовая энергия ученого, вся страсть его сердца, направлявшая самые дерзкие изыскания - все рушилось, все обращалось в прах. Должно было уйти в небытие вместе с Атаридой...

Арит криво усмехнулся. Хорошо этим, с вампирской кафедры... Они терзаются, сколько же тряпок и украшений не смогут взять с собой! Бабочки... Личи - нет, они никогда не прожигали вечность впустую.
Вот эта книга... Редчайший экземпляр! Или эта? Быть может, тот кристалл? Уникальный образчик волшебных камней с побережья! Или...
Арит со стоном опустился в кресло, схватившись за голову.

Филактерия! Он же совсем забыл о своей филактерии... Вот с чего нужно начинать! Она хранится в университетских подвалах, с филактериями других ученых-личей, и сейчас там, наверное, не протолкнуться...

Что ж, надо за ней идти. Время истекает. А еще поднимается ветер. Это плохо. Пончику будет сложно лететь...
В двери постучались.
- Войдите! - крикнул Арит.
На пороге возникли юноша и девушка. Вампир и Смертная.
У вампира, похоже, что-то произошло с рукой: она была перевязана и подвешена у груди на черном шелковом платке.

Лич кинул на визитеров хмурый взгляд из-под седых бровей.
- Чем могу помочь?
- А... Вы... - начала было взволнованная девушка, но молодой человек ее перебил:
- Мы имеем честь разговаривать с преподавателем кафедры драконоведения, господином Аритом? - с обаятельнейшей улыбкой осведомился он.

Ох уж этот их вампирский выпендреж...
- Имеете, имеете, - буркнул Арит. - И господин Арит очень спешит, чего и вам рекомендует. Так что давайте кратко и без церемоний.
Вместо того чтобы извиниться и исчезнуть к чертовой матери, странная парочка ввалилась в кабинет. Точнее, вампир втолкнул через порог свою девушку, а сам вошел следом, закрыв за собой двери.

- Мы от господина Иккона, - без обиняков заявил парень. - Он очень просил довезти нас на вашем драконе до побережья Крита. Он сам будет ждать там. На своем Корабле.

Арит приподнялся.
- И у него хватило наглости? - покраснев от гнева, прошипел он. - С какой стати?! Мне самому мало места на драконе, не знаю, как все разместить... так еще и вывозить его любимчиков?! Слуга покорный!..
- Прошу прощения, но речь идет о судьбе Атариды, - не моргнув глазом, заявил юноша.
- Сейчас мне расскажут очередную сказку о воле Мортис?! - сверкнул глазами лич. - Мало того, что он, прикрываясь этой байкой, снял все обвинения с этой пигалицы Ларинны, хотя она!..

В голове Вира в этот момент все разрозненные частички мозаики сложились в законченное панно.
Ночь, дождь, юный смертный с волосами цвета светлого золота...
Я хочу поступать на драконоведение...

Вирлисс глубоко вдохнул - и, не заботясь более о вежливости, прервал лича:
- Эта пигалица Ларинна вместе с Эетом поплывет на Крит на Корабле Иккона. И... Эет мне говорил о вас.
- А еще они вместе собираются искать способ сделать Избранника высшей нежитью, - вмешалась Фрей, которая тоже все поняла. - И им очень, очень нужна ваша помощь. Ринн не хотела убивать вашего ученика, это случилось по недоразумению...

- Возможно, если нам удастся вернуть Эета к... - Вир на секунду запнулся, - к полноценной не-жизни... Ринн произнесет над ним Формулу Освобождения... Тогда, быть может, мы вернем и милость богини? И возродим Атариду...
- Разве это не достойный вызов для такого ученого, как вы? - добавила, азартно тряхнув головой, Фрери. - Разработать заклятье, способное сделать из зомби лича? Или вампира?

- Ой, я чуток постарше вашего приятеля, юная дама, чтобы поддаваться на подзадоривания, - сварливо отмахнулся Арит. - Что вы знаете о достойном вызове для настоящего мага-некроманта? Вы же без пяти минут вампир!

- Я хочу специализироваться на лича! - возразила Фрей.
- Это правда, - добавил Вир. - Мы из-за этого чуть не поссорились.
- Ладно, ваши отношения меня не волнуют, - оборвал влюбленных Арит. - На лича она хочет... На себя бы посмотрела... девчонка! Камушки на воротничок нацепила... "на лича"! В голове мозги надо иметь, а не перечень нарядов из гардероба, чтобы на лича!.. - крикнул он. - Ну, ладно. Эет там будет, говорите? Черт с вами, кровопийцы. Вон, кладовка в углу. Уж придется вам расстаться с вашим бесценным барахлом. Понимаю, для вампиров это огромная потеря! Подберите под себя снаряжение драконьих всадников, вы ж не хотите закончить полет голышом? Переодевайтесь тут, а я за филактерией!..

Он вышел, хлопнув дверью, и почти сразу тонкий слух немертвого донес до него полный изумления вопрос девчонки:
- А разве филактерии хранятся не у самих личей?..
- А ты как думала, дорогая? - прозвучал ехидный ответ. - Университет и Храм с Эпохи Становления контролируют нежить. Вампиров - через Мастера Атариды, а личей - через филактерии. И не дай богиня создать тайком запасную! Отследят и накажут - мало не покажется. А ты мне - о независимости...

- Умный, да? - возмущенно парировала девчонка. - Лучше связь в карман костюма переложи, чтобы потом не забыть!
Пожав плечами, Арит завернул за угол коридора.
Переходы были пустынны. Только время от времени по стенам прокатывался странный гул, будто здание стонало.

Пол под ногами чуть заметно вибрировал.
Лич закусил губы. Ах, как это скверно! Как скверно... Что же происходит? Ведь на Атариде никогда не было вулканов, да и расположен остров на прочнейшей океанической платформе...
Плюнув на приличия - тем более, стесняться было некого - Арит подхватил полы мантии и бегом припустил по коридорам и лестницам - вниз, в подвалы.

Он добежал до первого этажа, оставалось преодолеть всего один пролет - а там хранилище филактерий! Снизу уже доносились возбужденные голоса...

Здание встряхнуло так, что Арит, потеряв равновесие, упал на пол. Сверху посыпалась известка, а верхний пролет лестницы угрожающе накренился.

Кажется, сквозь грохот обвала он расслышал звон - будто раскололись сотни и сотни стеклянных склянок...

А потом раздались проклятия и стоны раненых.
Пошатываясь, Арит поднялся, придерживаясь за стену. Потолок нижнего пролета обвалился, перекрыв путь в подвал. Ученому оставалось лишь вознести хвалу Мортис, что он не успел спуститься туда...

Еще один мощный толчок, хотя и слабее первого, сотряс Университет. Снова тонкий ручеек известки потек с потолка...
Сыпля проклятьями и перебираясь через завалы по накренившемуся верхнему пролету, Арит добрался до того места, где еще минуту назад находилось окно. Теперь там зияла дыра, скалясь красными, словно окровавленными, осколками кирпичей. Глубоко вдохнув, лич произнес заклятие левитации - и выскользнул через проем.

Через секунду ученый уже влетел в свой кабинет. Обломки шкафов загромоздили все его пространство, пол устилали осколки стекла и магических кристаллов. Грустно хмыкнув, лич про себя признал, что вопрос о спасении раритетов решился сам собой.
Перепуганная парочка жалась у дверей, бледная даже для вампиров после месячного воздержания. Юноша прижимал к себе девушку, словно мог ее защитить, если рухнет потолок.
Вот черт, а если бы не эти студенты, из-за которых он задержался...

...он бы сейчас умирал, замурованный в подвале, рядом с осколками своей филактерии...
- Что сидим? Кого ждем?! - рявкнул от окна лич. - Левитировать умеем?
- Господин Арит!.. - радостно вскрикнули перепуганные ребята - и в этот момент они в самом деле так страшно походили на детей...
Собственно, а разве они не дети?.. Двадцать лет против его трех тысяч!
Ну, Иккон... Ну, зараза... Навязал детский сад ему на голову! Вот, не было печали!
- Сюда, быстро!

Они, запинаясь за обломки, поддерживая друг друга, полезли через весь кабинет к нему. Хоть успели переодеться, птенчики... Парень - в светло-синем, девчонка - в канареечно-желтом. Эх, пичуга... А вот ему, похоже, придется в кои-то веки лететь без снаряжения.
- А где же ваша филактерия? - растерянно спросила девушка, добравшись.
- Другую создам! - отмахнулся лич. - Как доберемся до места, так сразу и займусь. Живо!.. Знаете, где стойла университетских драконов? Вот туда и левитируйте!

Более не задерживаясь, он шагнул в остатки оконного проема.
- Вир... - прошептала, оборачиваясь, Фрей. - Значит, сейчас господин Арит... все равно... что Смертный? Как же он без?..
- Он знает это, - коротко ответил Вирлисс. - Лети, Фрери!
- А ты? Ты же с одной рукой не сможешь...
- Как вампир - да, - поморщился Вирлисс. - Но, к счастью, на лекциях я не спал, в отличие от Ринн. Я помню заклялку левитации. Первый курс... Сравнивал еще, для прикола и общего развития... Давай же, Фрери!

Арит поморщился и перестал вслушиваться в разговор.
Небо наливалось багрянцем, словно пульсирующая плоть освежеванного животного. Между тучами беззвучно, и оттого еще более жутко, то и дело вспыхивали золотые зарницы.
Корпус университета пошел трещинами, а крыло, под которым находились хранилища филактерий, обрушилось внутрь, словно проглотило самое себя.

"Скала", как называли циклопическую башню со стойлами, где жили университетские драконы, еще держалась, но ее черные стены тоже прочертили извивы глубоких трещин.

Опустившись на площадку, Арит увидел, что вход центральной пещеры засыпан. Изнутри доносился рев ополоумевших животных.
Рядом встали парень и девчонка. Крепкие ребятишки. Девчонке вообще низкий поклон. Три четверти студенток, которых он знал, уже бились бы в истерике.

- Эхххх... - лич засучил рукава. - Где наша не пропадала! Отойдите-ка, молодежь. Сейчас увидите редкостное зрелище. "Энтропия", если что-то говорит. Боевое заклятье из запрещенных!
Парочка отошла ближе к краю. Лич широко расставил ноги и вскинул руки на уровень груди.

- Силой Мортис!.. - воззвал он. Далее прозвучало короткое слово, которое не звучало под небесами Атариды уже несколько тысяч лет.
Меж руками лича вспыхнул ядовито-зеленый шар, в котором искрились изумрудные молнии. Воздух наполнился запахом озона.
Коротко выдохнув, маг швырнул разряд в засыпанный проем.
Зеленое свечение, полыхнув, окутало груду земли - и та, замерцав, исчезла, провалилась в небытие, словно и не было ее никогда. Рев прикованных в стойлах драконов ударил по ушам.

Вирлисс восхищенно присвистнул.
- Вот бы так по Фрейру... - прошептал он.
- Ага... - выдохнула ошеломленная Фрей.
- Как ты любишь брата, я не могу!.. - расхохотался вампир. - Научите? - спросил он у Арита.

- Если Иккон разрешит, - серьезно ответил маг. - Заклятье-то - запрещенное! Помним? Да и сложное оно, для студентов. Тут такой контроль и такая точность нужны... иначе легко энтропируете не только объект, а и все вокруг. Применяется, имейте в виду, только на открытом воздухе, ни в коем случае не в замкнутом пространстве! Надеюсь, ясно, почему?

- В общих чертах... - пробормотал вампир.
- "В общих чертах..." - усмехнулся лич. - Чтобы энергия рассеялась без помех! Ну-с, прошу. Или будем до конца света болтать?
Конец света, впрочем, был не так уж и далек. Во всяком случае, конец Атариды - точно. По земле снова прошла сухая вибрация.
Арит остановился.

- Нет, - сказал он. - Вы тут ждите. Если вход снова засыплет... На подвиги не лезть, "Энтропию" повторять не пробовать! Левитируйте к порту. А там... на любой спасательный транспорт Храма пробивайтесь.
С этими словами Арит прошел под сотрясающиеся своды Скалы.
Ход уводил вниз, и местами потолок угрожающе проседал, но мощная порода еще держалась. Видимо, толчков не выдержала только мягкая почва над входом.

Фонари, освещавшие раньше пещеру, полопались, и сейчас тут царила непроглядная темень. Свет проникал только от входа.
К счастью, стойло Пончика находилось неглубоко.

Огромный черный ящер радостно взревел, увидев хозяина. От взмахов кожистых гигантских крыльев по пещере прокатился ураганный порыв ветра - Ариту пришлось обеими руками схватиться за угол стены, - и в потолок ударил столб изумрудно мерцающего, ядовитого вещества.
- Пончик, спокойно! - крикнул профессор, отскакивая обратно в коридор, чтобы не попасть под едкий дождик. - Прекрати! Иди ко мне.
Нажатием наружной кнопки лич отомкнул замок цепи, на которой сидел дракон, и ящер, урча как гигантский вентилятор, потопал к хозяину.

- Спокойно, Пончик, спокойно... - наговаривал ученый, ведя зверя мимо ревущих и беснующихся драконов, запертых в стойлах. Пещеру снова встряхнуло. - Спокойно! - рявкнул маг.
Они миновали выход, и ящер замер на площадке, косясь блестящим зеленым глазом на онемевшую от ужаса и восхищения парочку.
- Летали раньше на драконе? - ворчливо осведомился лич.
- Д-да... - вытолкнул парень. - На транспортных... Там... на пикник... в гости...

Лич скупо усмехнулся. На транспортных они летали... Но Пончик - боевой дракон.
Ладно, к чему озвучивать? Не дураки вроде. Сами все понимают.
- Ну, коли летали - так и забирайтесь! Пончик, спокойно. Это наши пассажиры, Пончик. Свои...
- А... нам... левитировать? - робко спросила девушка. - Или он магию не переносит?
- Он не переносит, когда по нему ползают, - буркнул лич. И рявкнул: - Конечно, левитировать! Если не допрыгнете, - ехидно добавил он.

Вампир, кстати, допрыгнул бы. В здоровом состоянии.
Что-то мальчик бледноват для обычного ранения в руку... Эхх, на Крите ему серьезно придется подумать о поисках пропитания. Варварские земли - это вам не Атарида, где нежить могла позволить себе охотиться, соблюдая неписаные правила чести, пожалеть иной раз жертву и даже водить дружбу со смертными...

Атарида, Священная Атарида... Кому ты мешала? Кому?..
Вот ринутся сейчас в большой мир уцелевшие немертвые - и кто-то скажет за это спасибо тем силам, что уничтожили остров? Сомнительно...
Пока Арит предавался невеселым размышлениям, парочка забралась на дракона и уселась между высокими спинными шипами: девушка впереди, парень сзади.

Глубоко вздохнув, маг в последний раз забежал в пещеру и нажал рычаг, открывавший все стойла. Где-то в глубине послышался лязг падавших цепей, ударило холодным ветром - это одновременно забили крыльями все освобожденные звери.

Не дожидаясь, когда их сметет толпа перепуганных боевых ящеров, лич невероятным прыжком очутился на загривке Пончика.
- Пристегнулись? - крикнул он через плечо, торопливо защелкивая ремень, крепивший всадника к высокому костяному шипу.
- Ага, - послышались сзади два голоса, слившиеся в один.
- Взлет, Пончик! - скомандовал профессор, и чудовищный ящер, расправив крылья, скользнул в воздух.

- А-а-а!.. - послышались сзади два испуганных вскрика, но дракон неспешно взмахнул крыльями - и пасть Скалы осталась далеко внизу, вниз провалились корпуса разрушенного Университета, в лицо ударил порыв ледяного ветра, а Пончик величественно продолжал набирать высоту.

Город заливал алый свет, давящий на глаза. Море казалось черным. Далеко на горизонте, уже явственно различимая, клубилась странная темная стена.

Которая словно бы приближалась. Медленно, но неумолимо.
Город напоминал разрушенный муравейник. Некоторые дома горели. По улицам словно текли темные ручьи и речки: люди со всех окраин стекались на центральную улицу, походившую сейчас на страшную переполненную реку, с бурунами и всплесками несущуюся к порту. Снизу доносились приглушенные расстоянием крики: боль, ярость, отчаяние...

Фрери прикрыла глаза. О богиня! Вир, который еле держится на ногах, с раненой рукой... И она, слабая смертная девчонка... Их затоптали бы там! Или пришлось бы применить магию. Боевые заклятия - против обычных людей...

Впрочем, она же все равно не владеет серьезной боевой магией.
Там, внизу, над обезумевшим морем человеческих голов кое-где мелькали фигурки магов, скользивших в воздухе. Ей кажется, или в них в самом деле кидают камни? Богиня, зачем?..

Что творилось в порту - нельзя было и вообразить. С высоты Вир и Фрери видели лишь невнятную темную массу - и белые Корабли у причалов. Свирепый прибой колотил суда о волнорезы.
Где-то там, на тайном Храмовом причале, окруженный невидимостью, их дожидается Корабль Иккона. А Корабль родителей Ларинны? Хоть бы он уже вышел в море!

Там, зарываясь точеными носами в высокие волны, пробивались в океан несколько десятков Кораблей. И прогулочные яхты, и пассажирские транспорты, несущие на бортах эмблему Храма Мортис... Ветер мешал им, пытался снести обратно, в порт... Но изящные суда Атариды, отвоевывая каждую пядь, удалялись от берега.
К клубящейся мгле, несущейся им навстречу.
В небе тут и там скользили драконы.

Пончик лег на крыло, совершая разворот. Мимо проплыла мрачная громада Храма Мортис, который один стоял неколебимо, как утес посреди шторма. Ни единая трещина не осквернила его стены.
- Вир, смотри... - прошептала Фрери.
На вершине Храма, пронзая багряные тучи, бил ввысь столб призрачного зеленого света.
Рядом полыхнула золотая зарница, и дракон, увернувшись от молнии невиданным кульбитом, ушел в сторону. Вирлисс и Фрей невольно вскрикнули.

Ящер яростно забил крыльями, и, обогнув Храм, направился над полыхающими руинами к морю.
Еще одна молния, будто специально направленная в их дракона - и еще один умопомрачительный кувырок...
- ...!.. - донеслось до ушей лича, и Арит с трудом захлопнул рот. Он впервые слышал, чтобы вампир матерился.
- Мальчик, тебе сколько лет? - рявкнул маг, оборачиваясь, чтобы голос не сносило ветром.
- Двадцать три! - крикнул в ответ парень. - А что?
- Большой уже! Пора бы знать, что при женщинах не выражаются, - довольно осклабился Арит. Ну как было упустить такую возможность: поучить манерам - вампира!..

Юноша не нашел, что ответить.
- Он... никогда раньше... - пролепетала девчонка.
Арит отвернулся, пряча улыбку. Ну, дети. Дети же! И так поддаются на поддразнивания...
Море надвигалось соленым яростным ветром, холодными брызгами.
Пончик взревел. Шторм выворачивал его крылья, сносил в сторону, к прибрежным скалам. Удар бури подкинул дракона как палый лист, взметнул выше, под самые тучи.
Под ними пронесся другой ящер, тяжелее; кажется, из транспортных драконов.

И в него ударила молния.
Похоже, предназначенная Пончику.
Пламя мгновенно охватило зверя и его пассажиров и, кувыркаясь, погибший дракон факелом понесся вниз, на камни побережья.
- Это подло! - крикнула Фрей в пламенеющее небо. - Прекратите! Прекратите это!..

И тут впервые, словно в ответ, над Атаридой пророкотал гром. Его густой раскатистый бас окутал остров, и походил на снисходительный смех...
- Я вас ненавижу! - продолжала кричать Фрейя в лицо кровавым тучам. - Фрейр, я ненавижу тебя! Если ты не остановишься, клянусь, я тебя прокляну!..
Тучи молчали, только ярче запламенели.

Порыв урагана толкнул дракона назад, снес к лесистому взморью.
- Эк, не пускает! - недовольно крякнул Арит. - Что ж, детишки, прямиком на Крит не получится! Вон, как сносит! Летим через остров, в море развернемся!..

Скользя на воздушных потоках, Пончик понесся вдоль побережья - пока очередной шквал не отбросил его к лесу.
- Да что ж это за напасть-то... - сквозь зубы процедил Арит. - Этот ветер дует со всех сторон!..
- Фрейр!.. - крикнула Фрери. - Я тебя про!..
Дракон встал на дыбы, отчаянно забив крыльями, словно наткнулся на незримую стену - а потом упал на брюхо.

Перед ним, в воздухе, громадный, как туча, соткался всадник на крылатом вороном коне. Крылья этого невиданного скакуна были раскинуты и неподвижны, но кончики их чуть вздрагивали, ловя ветер - будто для всадника не существовало бури...
- Не я повелеваю ветром, сестра, - прошелестел его полный грусти голос. - Не я владею молниями. Я не хотел вражды между нами, Фрейя...
- Тогда... - голос Фрей срывался. - Тогда помоги нам! Помоги нам, Фрейр, и я прощу тебе ранение Вира.

- Ты так любишь этого вампира?
- Разве ты еще не понял?
Фрейр вздохнул.
- Я понимаю. Мне нравился ход его мыслей - и когда этот мальчишка болел, и когда он выздоравливал, - всадник чуть усмехнулся. - Вирлисс, - впервые обратился он к спутнику Фрей. - Если ты хочешь знать, я всегда был против этой безумной затеи - отправить Фрейю на Атариду. Возможно, мне следовало быть решительнее, но ты не знаешь, что значит идти против воли Одина.

- Что, уже можно рыдать? - осклабился вампир.
Бог поморщился.
- Не бери на себя слишком много, Вирлисс, - процедил он сквозь зубы. - Для меня непривычно оправдываться перед нежитью. Тем более... признавать, что я... был неправ.
- Ты бы произнес это над моей могилой, и я от умиления прослезился бы в гробу?
- Хватит вам! - вмешалась Фрей. - Фрейр, ты поможешь нам или нет?
- Я не могу, сестра, - ответил Фрейр. - Один разгневается на меня...
- Что и требовалось доказать, - усмехнулся про себя Вирлисс.

- Молодой человек, - вмешался вдруг Арит. - Похоже, вы сейчас совершите ту же ошибку, которую однажды уже совершили, и за которую, если верить вашим словам, себя казните до сих пор. Вы снова предаете вашу сестру из страха перед Одином.

Фрейр блеснул глазами и с силой сжал повод коня. Пальцы его побелели.
А потом юноша медленно, будто через силу, вытащил из кармана какой-то крохотный предмет.
- Лови! - кинул он его Фрейе. - Это ваш единственный шанс...добраться до твоей подруги. Без нее вы обречены.
- Что это? - крикнула Фрей исчезавшему всаднику, поймав крошечный сверток.

- Скидбладнир, - донеслось до нее затихающим эхом - и Пончика вновь закрутил ураганный ветер.
- Исчерпывающе. Весьма исчерпывающе, - саркастически хмыкнул Вир. - У твоего брата просто дар объяснения!
- Что касается объяснений, вы их мне дадите, как только мы окажемся в безопасности! - рявкнул на пассажиров лич. - Кажется, Иккон подложил мне даже не свинью, а целого борова!..
Пончик, заложив вираж, увернулся от очередного удара молнии.
- О какой подруге говорил этот очаровательный юноша? - хмуро осведомился маг, бросив короткий взгляд через плечо.

Парень с девчонкой переглянулись.
- Наверное, о Ларинне? - неуверенно предположила Фрей.
- О Ларинне, да, - кивнул Вирлисс.
- При чем тут эта девица? - под нос проворчал Арит.
- Она... - начал было Вир.
- Потом! - отрезал Арит, разворачивая дракона. - Где она?
- На... Ой! - Фрери ахнула. - Вир, сколько времени? Свяжись с ней. Пусть они нас ждут!
Вир еще раз выругался - и полез за прибором связи.


Ларинна


...Никто не ожидал от Фрей подобной реакции, и, когда за девушкой захлопнулась дверь, все на краткий миг оцепенели. Потом Вирлисс отшвырнул с дороги Иккона и бросился следом.

- Вир! - крикнула его мать, но отец удержал ее.
- Не надо. Они разберутся сами.
- Но...
- Все будет хорошо, - Ринн встала. - А мы не должны терять времени. Собирайтесь же!

Все засуетились, стали спешно подниматься. Холл опустел.
Ларинна, вздохнув, отошла к огромному окну и задумчиво стояла, созерцая улицу... еще такую мирную. Сердце ныло.
Оставить Атариду... Оставить! Это казалось невозможным.
Словно уловив ее настроение, Эет поднялся со своего стула и встал рядом. Ларинна повернула голову и вопросительно посмотрела на юношу. Ей показалось, или он в самом деле хотел до нее дотронуться - и не осмеливался?

Конечно, она же приказала ему...
- Ты... что-то хочешь, Эет? - спросила Ринн.
Его взгляд стал каким-то странным. Словно он пытался найти ответ на ее вопрос - сложное, наверное, занятие для существа, уровень сознания которого не превышает уровня домашнего животного. Ларинна, грустно улыбнувшись, погладила его по голове.

Эет, словно ее прикосновение стало неким разрешением, поймал ладонь и осторожно сжал, будто пытался ободрить свою госпожу. Глаза зомби смотрели встревоженно и нежно.
- Все хорошо, Эет, - сказала Ринн, скользнув кончиками пальцев по его щеке. - Все хорошо...

С этими словами девушка отвернулась и отошла к Иккону.
- Господин Иккон, - осведомилась она, в упор глядя на него. - Может, вы объясните мне, почему Храм так затянул с объявлением народу?

Жрец приподнял бровь.
- Госпожа Ларинна, есть вещи, недоступные разумению юных дев... даже если эти девы - богини.
Ларинна тоже приподняла бровь.
- Смелое утверждение, святой отец. Учитывая, что разумение богини выше, чем разумение любого из ее творений.
- Богини, к сожалению, не умеют править самостоятельно. Они живут в мире, где могут позволить себе быть сразу за всех. Но в нашей плачевной реальности каждый - за себя. Быть может, если бы было иначе... враждебные боги не уничтожили бы Атариду?

В лицо Ларинне бросилась краска.
Иккон невозмутимо продолжал:
- Мне всегда было интересно, чем так насолила наша Владычица этому Одину... Ведь он же бог из этого мира, а она пришла из другого. Неужели богиня отвергла его сватовство?

Ларинна невольно рассмеялась.
- Боги могут иметь своих последователей в разных мирах. Если Мортис могла перенестись сюда, почему того же не мог сделать и Один?
- Видимо, его вела истинная страсть, раз он помчался следом за ней через измерения, - удивленно покачал головой жрец.
- Истинная ненависть так же сильна, как и истинная любовь. Тем не менее, возвращаясь к нашей теме... Мне кажется, богиня недовольна вами, господин Иккон.

Жрец поклонился.
- Я приму любое наказание, ниспосланное Владычицей.
Ларинна согласно опустила веки.
- Хорошо. Вы никогда более не вернетесь на Атариду.
Иккон вздрогнул и вскинул на девушку неверящие глаза. Она пожала плечами и отвернулась.
- Но...

Ларинна остановилась и, не оборачиваясь, добавила:
- Но ее милость не оставит вас и защитит в землях варваров. Ее благословение пребудет с вами наравне с другими детьми Мортис.
Наверху послышался шум.
Ларинна обернулась.

По лестнице спускались родители ее друзей. Женщины шли в обнимку, обе бледные и заплаканные. Мужчины несли тяжелые сумки - мрачные и суровые. Хозяйка дома несла небольшой холодильный кейс - наверняка, с консервантом.

Поймав взгляд Ларинны, женщина смущенно улыбнулась.
- Это для Вира. Когда мы... на Крите...
- Конечно, - кивнула девушка. - Что ж, все в сборе? Идемте! Эет, - позвала она.

До порта добрались без приключений. Мать Ринн, увидев толпу, возглавляемую ее дочерью, только всплеснула руками.
- Мама, - безапелляционно заговорила Ларинна. - Я поплыву с Эетом на Корабле господина Иккона. Думаю, ты вполне сможешь разместить у нас на борту родителей Вира и Фрей.

- Но...
- Их Корабль взорвался, - прервала Ларинна. - У родителей Вира есть аппарат связи. Плывите на Крит. Все подробности они вам расскажут. Отплывайте. Отплывайте немедленно!
- Дочь, - вмешался отец. - Ты не считаешь...
- Она так не считает, - вступил в разговор Иккон, и никогда на памяти отца Ларинны он не разговаривал с ними так жестко. - Делайте, что сказала Ринн. Увидимся на Крите!

Родители переглянулись, и мать, выдавив улыбку, сделала приглашающий жест пассажирам:
- Прошу. Сейчас я покажу вам каюты. Дорогой, выводи Корабль в море, - крикнула она мужу.
- Мам, пап... Я вас люблю! - Ларинна крепко обняла их на прощанье и оставила судно.
Она стояла на краю пирса, рядом с ней стояли Эет и Иккон, и соленый ветер трепал их волосы, рвал одежду.

Они провожали взглядом хрупкий белоснежный Корабль, летевший к Завесе.
Наконец Иккон вздохнул и положил руку на плечо девушки.
- Все будет хорошо, Ринн...
Она длинно всхлипнула.
- Идем, - жрец сжал ее плечо. - Нам надо успеть подняться на Корабль, пока не началась паника. Я окружу его полем невидимости, но, несмотря на это, нам нельзя долго оставаться в порту.

Они пошли к самым отдаленным причалам, и там, у узкого волнореза, нашли миниатюрный, похожий на пушинку, пронизанную солнцем, Корабль жреца. Едва они поднялись на борт, как аппарат Иккона вспыхнул зеленым огнем.
- Да? - жрец вскинул блестящую пластинку к уху.
- Пламя! - крикнули там так громко, что Ларинна тоже услышала. - Пламя на Алтаре!..

Жрец кинулся к иллюминатору на мористом борту - там, в лазурной безбрежности, казалось, ничего не изменилось, но...
- Завеса пала, - металлически отчеканил священник.
- Да! Мы объявляем народу...
- Конечно, - Иккон оборвал связь.

Они с Ларинной молчаливо уставились друг на друга.
Потом маг, словно очнувшись, кинулся бегом на палубу и наложил на Корабль заклятие Сумрака - замерцав, изящные контуры их судна стали незримы для посторонних глаз.
Вернувшись, Иккон плотно закрыл дверь и, щелкнув выключателем, опустил на иллюминаторы кожаные шторы.

Каюту залил ровный белый свет. Уютное помещение, отделанное в золотистых тонах, оказалось настолько мало, что Эету пришлось сесть на пол прямо у входа.
- Бокал вина и партию в шахматы? - осведомился жрец у Ларинны. - У нас время до четырех часов...

Ларинна судорожно вздохнула и скинула с плеч свою плотную куртку. Взгляд ее черных глаз скользнул по Иккону и остановился на Эете.
Он не спускал обожающего взора со своей госпожи.
Девушка улыбнулась молодому человеку.
Интересно, умел ли он играть в шахматы?..

Ринн глубоко вздохнула.
- Эет, располагайся, как тебе удобнее. Я - черными, - сказала она Иккону, садясь на диван, за маленький шахматный столик.
Иккон уселся в глубокое кожаное кресло, и партия началась.

Мерцающие зеленоватым светом цифры часов на стене отсчитывали время, хотя со стороны могло показаться, что каюта выпала из его стремительного течения.
Качка стала сильнее, да яхта время от времени вздрагивала, ударяясь о пирс.
...Без одной минуты четыре.
Жрец поднялся.
- Ну, пора и в путь.

- Еще одна минута, - не отрывая взгляда от доски, возразила Ларинна.
- Пока то, да се... - пожал плечами жрец.
И аппарат Ларинны вспыхнул зеленым светом.
- Да! - девушка подскочила, будто этот свет ее обжег. - Что?!
- Что? - напрягся Иккон.
- Мы ждем вас! Ждем!.. Где вы? - кричала Ринн. - Какие пончики?..
- Это кличка дракона... - прошипел Иккон. Ринн замахала на него рукой.

- Уместимся! Сколько вас? Вирлисс, не смешно! Что значит - трое и дракон? Трое?
Ларинна обежала лихорадочным взглядом все пространство. Трое. Трое!.. Не на потолок же их садить!
- Мы вас ждем, - металлически отчеканила она. - Давайте.
- Иккон, - решительно обернулась она к жрецу, обрывая связь. - Выкидывайте кресло, шахматы... Нет, диван оставьте, Вирлиссу может стать плохо...
- Что?

- Выкидывайте! - рявкнула Ларинна.
- Ты с ума сошла?
- Их трое!
- Ринн, даже если мы вышвырнем кресло и шахматный столик, сюда войдет не больше двух человек!
Ринн судорожно вздохнула.
- Тогда... Делайте, что велено. Я тоже выкину свое имущество.
- Сумку? - рассмеялся жрец.
- Эет! - ледяным тоном позвала Ларинна. Зомби вскочил, преданно глядя на свою хозяйку.

Ларинна распахнула двери.
За порогом клубились кровавые сумерки. В ноздри ударил запах гари, смешанный с запахом шторма. В каюту ворвался рев обезумевшей толпы, над которой иной раз взлетали пронзительные крики.
Девушка невольно отпрянула.

Виски сдавило так, что в глазах на миг потемнело. Ларинна вскрикнула и ухватилась за дверной косяк. Эет непроизвольно сделал движение ее подхватить - и замер, остановленный глупым вчерашним приказом.
Не дотрагиваться без разрешения...

Она раскрыла глаза. Мир плыл и качался, сознание словно балансировало на незримой грани, острой, как лезвие.

- Эет, - она глубоко вдохнула. Голос ее вновь приобрел странный звенящий тембр. - Ты пойдешь сейчас в главный Храм Мортис. Ты поднимешься к кельям жрецов и через внутренние лестницы спустишься в подземелья. Найди там святилище с алтарем. Ты должен охранять его. Ты должен охранять этот Алтарь от всех чужаков. Храни его до моего возвращения или до возвращения жрецов Мортис. Иди!

Эет повернулся и вышел из каюты. На сходнях он обернулся и бросил через плечо долгий взгляд на свою госпожу, словно хотел навеки запечатлеть в памяти ее образ - а потом спрыгнул на волнорез.
Она стояла и смотрела ему вслед, пока он не растворился в толпе - он проталкивался вперед с упорством механизма, как могут только зомби... Не обращая внимания на толчки, удары и ругательства - он двигался к горящему городу, один против обезумевшего людского потока.
"Прости меня, Эет..." - беззвучно шевельнулись губы девушки.


Вирлисс и Фрей


Ветер играл драконом, как травинкой, попавшей в воздушный поток. Ветер крутил и швырял, сносил Пончика к дальнему побережью.

- Придется снизиться! - крикнул Арит. - Полетим почти над самой водой, там дует меньше!..

Сжав крылья, ящер вошел в пикирование. Уцепившись за спинной шип зверя, Фрей зажмурилась и могла только кричать, не слыша себя из-за рева воздуха.

Пончик выровнялся. Соленые брызги плеснули в лицо пассажирам - волны кипели, казалось, под самым брюхом дракона. Волны вздымались, пытаясь окатить пеной ноги людей, захлестнуть крылья зверя - и всякий раз не дотягивались.

По черной ониксовой поверхности океана скользила огромная тень несущегося ящера.
Молнии тут и там перечеркивали небо.

По острову прокатился гул - и часть побережья с грохотом начала сползать в воду. Пончик заметался, уворачиваясь от падающих деревьев, обломков скал и орущих животных. Море встало на дыбы, закипело пеной - будто захаркало кровью, как казалось в багровом свете туч.

Атарида рушилась в океан, не выдерживая толчков.
- Черт, может дойти до Колиноса, - проворчал себе под нос Арит. - Окрестные деревни точно смоет.
- Может... нежить спасется? - робко предположила Фрей. - Она же не может... утонуть?

- Если ты в трещину провалишься, кой черт тебя спасет? - фыркнул лич. - Раздавит в лепешку! Огонь и земля - тут никакое бессмертие не поможет. А Живым Бессмертным и воды хватит!
Фрей закрыла лицо.
Боги... Она никогда... Ей никогда не искупить подобного. Никакими жертвами.

Девушка рыдала навзрыд, кусая руки.
Вирлисс изгрыз губы в кровь, слыша ее рыдания.
"Девочка моя... Ну, девочка моя... Только не сделай никакой глупости, пожалуйста!"
- Ты что ревешь? - обернулся к Фрей Арит. - Такой молодчиной была, и чего вдруг? Почти добрались! Вон столица, видишь?
Он указал вперед, где за лесом поднимались к небу клубы черного дыма...

...Пончик дернулся на его движение...
И не успел уйти из-под огненного разряда.
В крыло ящера ударила молния.
Арит бросил заклятие, сбившее пламя, но дыра с обожженными краями расползалась по крылу кровавыми трещинами - тонкие кожистые перепонки не выдерживали напора воздуха.
Пончик взревел - и все закрутилось перед глазами пассажиров.
Вирлисс, цепляясь за шип дракона, поднялся и расстегнул здоровой рукой пряжку ремня Фрей, одновременно пальцами раненой разжимая замок своего.

- Левитируй, Фрери!.. - только и успел крикнуть он, когда их вышвырнуло со спины дракона.
По крайней мере, прекратилось это тошнотворное коловращение.

Заклятье не подвело. Падение превратилось в плавное скольжение в воздухе, мимо них черным обломком скалы пронесся раненый дракон - и врезался в песок под пологим лесистым обрывом.
Они опустились рядом с упавшим ящером.
Пончик кричал, как человек, и бился, увязая лапами в песке, хлопал крыльями, не в силах взлететь; хвост, извиваясь, молотил по воде, вздымая брызги...

...и из зеленых глаз дракона катились слезы...
Арит, припадая на одну ногу, путаясь в мантии, изодранной встречным ветром, хромал к своему другу. Он обнял гибкую шею, приник всем телом и нежно гладил жесткую блестящую чешую.
Пончик притих, лишь жалобно стонал.

- Господин Арит, - несмело заговорил Вирлисс. - Господин Арит, надо идти...
Профессор только махнул рукой.
- Господин Арит...
- Я не брошу Пончика в беде! - всхлипнул маг. - Идите. Да убирайтесь же, вот наказание!.. Не видели никогда, как старики плачут, что ли?!

Фрей открыла было рот, но Вирлисс крепко сжал ее плечо. Молча постояв, молодые люди медленно побрели прочь, к пологой тропинке, карабкавшейся на обрыв.
Толчки прекратились, словно сотрясавшие землю силы затаились, собираясь для завершающего удара. Лес заволакивал дым: приближался пожар. Наверное, молнии подожгли деревья.
Поваленные стволы преграждали дорогу, рытвины перечертили всю местность, исказив ее до неузнаваемости. Где-то тут, неподалеку, когда-то были озера... так на них и не съездили...
Молодые люди бежали изо всех сил, и рядом бежали лесные звери, не обращая на людей внимания.

Птиц видно не было.
Наконец Вирлисс и Фрей выбрались на дорогу: искалеченную, изрезанную провалами, кое-где вспученную - но все-таки дорогу. Когда-то - целую вечность назад, вчера! - по ней ездили отдыхающие.
- Вир, я больше не могу... - простонала Фрей, падая на землю. - Давай отдохнем.
Вирлисс закусил губы. Если бы не эта чертова раненая рука!.. Он бы взял Фрери и понес. А так... Дьявол, его самого шатает ветром.
- Конечно, - со всей беспечностью, на какую был способен, согласился вампир. - Посидим и отдохнем. Перед последним решительным рывком.

Он опустился на брусчатку рядом с Фрей и обнял девушку. Она уронила голову ему на плечо.
Только ветер шумел в вершинах, волоча за собой едкую сизую поволоку, да, потрескивая, приближался лесной пожар. Алое небо в его золотом зареве казалось праздничным, как бархатный театральный занавес, а вовсе не зловещим...
- Мы погибнем, Вир, - прошептала вдруг Фрей. - Мы погибнем, да?
- Нет, если дойдем до Ларинны, - спокойно ответил Вирлисс. - Ты отдохнула?

- А Арит? Он погибнет, да?
- С чего ты взяла? Он сильный маг. Да и землетрясение прекратилось.
- Лич без филактерии и раненый дракон... Сколько у них шансов? Зачем мы их бросили?

Вир вздохнул.
- Мы же не могли силком тащить его, Фрей... Он сделал свой выбор.
- Надо было настаивать.
- Не надо было, - сухо бросил юноша. И, помолчав, добавил: - Если бы я стал тебя гнать, когда лежал прикованный к постели, ты бы ушла?
Фрери всхлипнула.
- Как все ужасно...несправедливо! Ты меня когда-нибудь простишь?
- Дурочка, - только и ответил Вир. - Вставай!
Он поднялся и протянул Фрери здоровую руку, помогая ей встать. Девушка с трудом поднялась, и, прихрамывая, пошла рядом с Виром вперед.

Потом оперлась о плечо.
- Может, у тебя носки сбились? Поправить? - заботливо спросил Вир. - Будет легче идти.
Фрери, прикусив губу, только отчаянно замотала головой.
- Все...хорошо, Вир...
Часа через полтора они добрались до пригорода.
Вдоль улицы простирались развалины - некогда уютные дачные коттеджи. Некоторые были охвачены пламенем. Брошенные собаки с воем носились по поселку. Обгорелые стволы яблонь роняли на мостовую скукоженные тлеющие листья, и ветер искристой порошей гонял их по покрытой трещинами брусчатке.

В озаренном зарницами небе кое-где еще кружили силуэты транспортных городских драконов.
Впереди высилась изящная башенка - сельский храм. Издали он казался нетронутым стихией, единственным уцелевшим зданием в разрушенном поселке...
- Фрери, смотри! - с облегчением указал девушке спутник. - Видишь? Доберемся до храма, там наверняка будет вода. Ты сможешь отдохнуть и попить, и мы наберем с собой фляжку в дорогу.
- Ринн нас, наверное, уже проклинает, - через силу улыбнулась Фрей. - Мы тащимся, как две умирающие мухи.
- Она нас ждет, - твердо ответил Вирлисс. - Ринн, конечно, весьма... своеобразная девушка, но она не бросает в беде.

По земле вновь прошла сухая вибрация - легкая, почти незаметная. Вир поморщился.
- Надо спешить, да? - испуганно вскинула глаза Фрей.
- Фрери, если начнется землетрясение, мы не сможем его обогнать, мы еще слишком далеко от порта. Так что у нас, по большому счету, нет выбора: спеши, не спеши... Только дальше... дальше мы используем левитацию.

- А... что же мы раньше... вот глупые... - рассмеялась Фрери. Вир снова поморщился.
- Фрей, по магическим эманациям нас могут заметить твои старые знакомые, понимаешь? Я не хотел бы использовать магию без крайней надобности. Но если снова начнутся толчки... Это уже край. Иначе мы не дойдем.
Они добрались до храма - и Вир от досады стукнул кулаком по стене. То, что издали выглядело целым, вблизи оказалось покрытым трещинами. Вход был завален.

Фрери истерически рассмеялась.
- Дошли!
- Дошли... - поморщился Вирлисс. - Как бы там ни было... Надо отдохнуть. Садись. Пять минут.
- А...
- Фрери, у нас впереди путь через город. К порту. Понимаешь? Мы оба измотаны, а там... там толпа. Там наверняка обезумевшая толпа. Мы должны хоть немного собраться с силами.

Молодые люди уселись, почти упали, на траву под стеной, украшенной барельефами, и молчаливо смотрели на горящий дом напротив.
Наконец Вир вздохнул и запрокинул голову, вглядываясь в небо.
- Интересно, что за фигню всучил нам твой брат?.. - начал было он...

Земля судорожно содрогнулась.
...и всё, что успевал Вирлисс - оттолкнуть от стены Фрери.
А в следующую секунду на него всей тяжестью рухнула каменная плита барельефа.
- Вииииир!.. - вонзился в уши пронзительный крик Фрей.
Туча каменной пыли лезла в ноздри и глаза, а на грудь давила немыслимая тяжесть... Черт возьми, если бы он был смертным, наверное, уже бы спекся... Счастливые они!

Вирлисс хватал ртом воздух, пытаясь протолкнуть его в легкие - и не мог. Почти не мог. В грудь просачивались ничтожные капли.
Перед глазами плыли круги.
Здоровой рукой он попытался приподнять плиту - но получилось только чуть-чуть сдвинуть, немного облегчив дыхание.
На большее сил не хватало.
Ах, если бы у него было две руки!..

- Вирлисс! Вирлисс!.. - Фрери кинулась к нему, обхватила руками его голову. - Вир...
Глаза так безумно расширены. Бедная девочка.
- Фрей... - пересохшие губы едва шевельнулись. - Помнишь...
- Что?
Она наклонилась к нему.
Ты сказала, что прибьешь меня, если еще раз увидишь умирающим... Чтобы я не мучился.
- Тяжело... - прошептал вампир.
- Я...

По ее щекам катились слезы - и опять казались золотыми. В свете пожара.
Девушка, душа всхлипы, до крови обламывая ногти о камень, пыталась хоть чуть-чуть сдвинуть плиту.
Вир прикрыл глаза.
- Фрей, прекрати. Прости... - сказал он вдруг.
- За что, Вир? За что?.. - склонилась она над ним.
Юноша нежно провел рукой по ее засыпанным пылью волосам.
- Наклонись... пожалуйста... еще... ниже.
- Тебе кровь нужна, да? - отчаянно закивала Фрери. - Конечно. Пей, сколько нужно. Пей, - она легла на землю рядом с вампиром.
- Мне... кровь...уже... не поможет, - дыхание Вира коснулось ее кожи. - Если бы было время... а так... Прости.

Зубы Вирлисса вонзились в ее шею.
Фрери закрыла глаза и обняла его за плечи. В ушах стоял звон, голова кружилась, все сильнее и сильнее - не противно, а словно в волшебном танце, когда воздух холодит щеки и хочется петь...

Сознание уплывало...уплывало...
Вокруг скользили тени - легкие силуэты на крылатых конях. Девушки в странных шлемах... Руки тянутся к ней...
- Повелительница... повелительница... Наконец-то твоя душа свободна!..
- Оставьте меня!.. Кто вы такие?..
- Валькирии, Владычица! Мы ждем тебя, как велел нам Один...
- Фрей!.. Поднимись, Фрей!

Голос Вирлисса ворвался в кошмар, развеял его порывом ветра.
Приказ, которому нельзя не повиноваться.
Фрери раскрыла глаза, резко сев. По телу разливался странный холод и... мучительно...хотелось... крови?..
- Прости... - Вир виновато смотрел на нее. - Я знаю... ты мечтала стать личом... но... я благодарен богине, что раньше... успел тебя трижды укусить... чтобы сейчас поднять... вампиром. Это... Фрей... это не так уж... и... плохо... а... смертная девочка... одна... сейчас... не выживет, - он грустно усмехнулся уголком рта. - Иди. Теперь иди.

Он уронил голову на камни.
Девушка сжала губы.
- Ты... сделал меня?..
Вирлисс молчал.
- Ты истратил на это последние силы, кретин?!
И, вскочив, Фрей со всей злостью толкнула плиту. Та покачнулась - и съехала в сторону. Вир судорожно вздохнул.

Увидев, что представляет собой его тело ниже груди, Фрери невольно зажмурилась.
Вир чуть дернул щекой.
- Теперь... ты понимаешь? Уходи. Я уже не смогу.
- Я магией тебя... долевитирую, я...
Она сама не верила в то, что лепетала. Сдвинуть сейчас Вира с места означало убить его.

- Фрери... Дурочка. Там толпа. Понимаешь? Не убивай себя вместе со мной. Уходи.
- Я не уйду, - она отчаянно замотала головой. - Я никуда не уйду!
- Глупышка... Не... воображай, что... Я выживу. Понимаешь, я же выживу, - вампир бодро улыбнулся. - Отлежусь тут... несколько дней... а потом отыщу Арита, - юноша ласково провел рукой по ее исцарапанной, испачканной в саже щеке. - Вылечим Пончика и разыщем вас на Крите. Но ты... ты должна быть... в безопасности...

- Враль... Какой же ты враль... - прошептала девушка.
Вир прикрыл веки, и на щеке в свете пожара предательски блеснула слезинка.
Он глубоко вздохнул.
- Фрей, я приказываю тебе! Властью Мастера я приказываю тебе уйти!
Фрей широко распахнула глаза, и лицо ее стало смертельно бледным. Девушка поднялась и отошла на несколько шагов.
- Что это значит? - прошипел Вирлисс.
- Мой Мастер, я выполнила ваш приказ, насколько это возможно. Узы, связующие Птенца с его Повелителем, не позволяют мне покинуть вас в смертельной опасности. Разве вы не знали?..

Вир со свистом втянул в себя воздух.
- Черт... Фрей, я возвращаю тебе - тебя!
В уголках губ Фрери затеплилась легкая улыбка, и девушка, подойдя, опустилась на колени рядом с Вирлиссом.
- Какого черта ты еще здесь? - скрипнул зубами молодой человек, отворачиваясь.
- Вы произнесли Формулу Освобождения, мой Мастер, - усмехнулась Фрей. - И больше не имеете никакой власти надо мной. Я не оставлю тебя, Вир. Уж теперь-то я ни за что не оставлю тебя. Глупенький... - она достала из кармана платок и нежно вытерла его лицо от грязи и слез.

Вир горько расхохотался.
- Ну... какой я идиот... Как же ты меня провела!..
Земля снова вздрогнула.
- Фрери!!! - крикнул Вир. В отчаянно распахнутых глазах пульсировало лихорадочное требование. Требование на грани мольбы.
Девушка нежно улыбнулась - словно отказывалась от бокала аперитива в гостиной.
- Нет, - мягко, но решительно ответила она.

По почве пошла мелкая вибрация, словно Атариду лихорадило. Сверху, со стены, посыпались мелкие камни и сор - они щелкали Фрей по плечам и макушке, били Вирлисса по лицу...
Фрери наклонилась над Виром всем телом, защищая.
Сокрушительный удар потряс остров. Фрери успела только увидеть разбегающиеся во все стороны хищные пасти трещин - и всем телом упала на Вира, закрывая от падающих плит храма.
В последний краткий миг Вир нашел губами ее губы...
...потом для него и для нее была лишь темнота.


Иккон


Жрец мерил шагами каюту, то и дело косясь на часы. Ларинна стояла на палубе, держась за поручни, и не сводила взгляда с обезумевшего порта. То, что там творилось, Иккон предпочитал не видеть.

Люди толпились у пустых причалов, пытались вязать плоты из всего, что было под руками, толкались, сыпали проклятьями, давили друг друга...

Он не раз и не два предлагал девушке вернуться в каюту и не мучить себя зрелищем кошмаров. Что Фрей и Вирлисс свяжутся с ними, когда будут подходить. Что они знают, где Корабль.

Ларинна не отвечала. Лишь временами до него доносились судорожные глухие всхлипы.
Иккон открыл иллюминатор мористого борта. В каюту ворвался соленый горький ветер. На багровом небе, почти до туч, темнела клубящаяся масса, и Иккон уже понимал, что это такое.

На город катилось цунами.
Черт, без магии ни один Корабль через него не пройдет... Но, учитывая, что на Корабле родителей Ларинны четыре мага... Они сами и родители Вирлисса... Возможно, шанс у них есть.

А вот их самих - его и эту юную дурочку - ничто не спасет, если в момент удара они все еще будут торчать у пирса.

- Ларинна, нам надо отплывать, - решился наконец Иккон. - Мы ждем уже три часа с лишним! Если они до сих пор не вышли с нами на связь... Ринн, значит...

Ларинна глубоко вздохнула.
- Иккон, помолчите, а?..
- Иди сюда! - он, не церемонясь более, схватил девушку за руку и втащил в каюту. - Смотри! - крикнул он, указывая на надвигающуюся волну. - Ты ее дожидаешься?!
- Вир и Фрери еще могут успеть.

- Могут? Как долго ты собираешься их дожидаться? Пока нас не утопит, как котят в бочке, в этой посудине? Или не размозжит о пирс? Ринн, Пончик - быстрый дракон. Если бы все было хорошо, они были бы здесь самое большее через час. Ну, через полтора!.. Прими это, Ларинна. Они погибли.

- Иккон, если они погибнут, я узнаю, - холодно отрезала Ларинна. И вдруг бросила в лицо: - Не думайте, что мне легко от этого знания, или что я просила о нем Мортис!
То, как она произнесла имя богини, с какой странной усмешкой, заставило жреца отступить.
- Ринн... я понимаю, тебе обидно, что ты, получается, понапрасну выставила Эета, но... что поделаешь? Ты поступила, как должна была.

Ларинна прикрыла глаза.
Богиня, о богиня... Каков лицемер... ну, каков лицемер...
- Иккон, пожалуйста, помолчите, - самым мягким, просящим тоном произнесла она.

Жрец посмотрел на ее лицо и понял - все, еще одно слово, и Ларинна сотворит что-то... неожиданное.
Покачав головой, он отошел и сел на диван.

Девушка мелкими семенящими шажками бегала по опустевшей каюте от стены к стене. Волосы растрепались, рассыпались по плечам в простой белой рубашке. Взгляд - безумный... Слезы на щеках.

Вдруг Ларинна остановилась. Лицо ее застыло.
- Мы... можем отплывать, - безжизненно произнесла она.
- О, - только и произнес Иккон.
Ну, девчонка. Вздорная девчонка, на которую неизвестно почему пала невероятная милость богини. Неужели это повод так себя вести? Ясно же, что наконец его слова дошли до ее пустопрелестной головки, но надо же как-то красиво это подать... не признавать же свою ошибку!

Ларинна обернулась к нему. На ресницах дрожали слезы. Губы вздрагивали.
- Иккон... - всхлипнула девушка. - Она... она этого хотела. Неужели нельзя было... по-другому?
- Как - по-другому? - мрачно буркнул Иккон, колдуя над дальней стеной, скрывавшей пульт управления судном.
- Какой смысл, что тела Вира и Фрери будут покоиться в земле Атариды, а Эет - сидеть в подземельях Храма? Если он туда вообще доберется. - И вдруг завопила: - Какой в этом высший смысл?!
- Ты спрашиваешь меня? Так мои знания ничтожны, - хмыкнул Иккон, протягивая руку к черной панели.

- Стой! - неожиданно крикнула Ринн.
Жрец вздрогнул и вопросительно взглянул на нее.
- Жди!
Ларинна выбежала на палубу и спрыгнула со сходен.

Девушка мчалась по волнорезу к ближайшей группке людей. Там... Она давно заметила изможденную женщину, державшую на руках ребенка. Та несколько раз пыталась спуститься на импровизированные плоты, но ее всякий раз оттирали.

Ларинна дернула несчастную за руку. Женщина повернула к ней заплаканное лицо.
- Туда! - махнула Ларинна на конец волнореза. - Иди туда!
Под руку подвернулся зареванный мальчишка в порванной курточке - толкнуть туда же... И парень, прижимавший к себе перепуганную девчонку... Чем не Вир и Фрей?
Хоть кого-то... Хоть кого-то!..

Толкая ничего не понимавших людей, позволивших себе каплю надежды - сами не зная, на что - она довела их до края волнореза. Сложнее всего было убедить, что там не море - а сходни Корабля под заклятием Сумрака. Пришлось подняться самой - и протянуть за магическое поле руку.

Наконец вся компания дружно ввалилась в тесную каюту.
- Отплываем, Иккон! - приказала Ларинна, укладывая на диван совершенно обессиленную женщину с ребенком. Юноша и девушка, обнявшись, примостились у мористого иллюминатора, а мальчуган, всхлипывая, присел на пол у дивана.

Иккон лишь покачал головой, дотрагиваясь до пульта. Не ожидал он такого от девчонки, надо признать... Похоже, она не безнадежна.

Корабль вздрогнул, и качка стала почти незаметной. Он словно воспарил над волнами - и причал начал стремительно отдаляться.

Последний Корабль Атариды покинул ее берега.
Ларинна опустилась на пол у ног жреца, закрыв лицо руками. Плечи ее вздрагивали.
Остров удалялся.
Иккон бросил на него последний взгляд.

Ставший таким крохотным - чуть не скала посреди океана; искалеченный, с неузнаваемой линией побережья, охваченный огнем, курящийся дымом как вулкан... Под вспышками зарниц.

Вот такой Иккон увидел свою страну - в последний раз.
А потом он включил режим экрана - и полностью перенес свое внимание на море, где им навстречу катилась всесокрушающая масса воды.

Встречный ветер снижал скорость почти до нуля, но крошечный Кораблик отчаянно продолжал рваться вперед, его нос, задранный кверху высокими волнами, дерзко смотрел в лицо клубящемуся исполину, поднятому океаном.

Стена воды закрыла все багровое небо. Вершина ее кипела и дымилась, почему-то напомнив Иккону гриву. Гриву морского жеребца.
Корабль, скользя по воде, встал почти вертикально. Люди закричали.

Иккон призвал Водный Щит, хранящий от удара стихии...надолго ли его хватит?
К тому же... Щиты - это не некромагия. Это школы других магических учений.

Корабль окутало мягкое синее свечение - и он плавно пошел сквозь тело волны, как нож сквозь масло. И вот уже мчался по ее спине, как с невероятной горы - навстречу второй волне.

В каюте потемнело.
Вершины этой волны Иккон увидеть не смог.
Щит, замерцав, раскололся.
- Не пройдем! - крикнул Ларинне Иккон. - Тут надо...
Что тут надо, он не успел ни сказать, ни придумать.

Девушка...женщина... сидевшая у его ног, медленно поднялась, опираясь на стену. Лицо ее светилось в темноте, как лицо призрака, волосы вздымал незримый ветер... И зеленью полыхали глаза.
Мортис Милосердная стояла перед ним во плоти!

Воздух каюты словно наполнился запахом озона - Иккон знал, что так обычно бывает, когда боги, являясь, переносят в измерение смертных часть своего пространства.

Иккон упал на колени. На колени упали все, бывшие в каюте.
Стены и потолок пропали, словно их и не было. Над головой бурлила черная масса воды.

Звонкий голос Мортис пронесся над охваченным агонией миром:
- Сила разрушения, что ведет тебя - склонись перед своей Владычицей!

И вода расступилась перед Кораблем Атариды, словно живой занавес - и там, впереди, лежало синее спокойное море, залитое обычным земным солнцем.

Под безмятежным голубым небом.
Корабль Атариды вывалился в это лучезарное пространство - и Ларинна мягко упала на пол. Казалось, она даже не дышала.
Жрец обернулся - думая, что не увидит сзади ничего.
Но он увидел.

Он увидел темный купол, внутри которого мерцали алые молнии. Граница его шла точно по бывшей Завесе.
Содрогнувшись, жрец отвел взгляд. Интересно, кто-нибудь?..
Он отогнал эту мысль.
Девушка и парень уже хлопотали возле Ларинны, пытаясь привести ее в чувство, и Иккон, поняв, что от него тут мало что требуется, вывел Корабль на курс к Криту.

Они отыскали небольшую бухточку, укрытую скалами, далеко от крупных портов этого острова-государства, и там, бросив якорь, ждали.
Они ждали, не ответит ли на вызов их маяка хоть один из Кораблей Атариды. Ждали, не выйдут ли на связь родители Ларинны или Вирлисса - пытаясь сами связаться с ними, они слышали только свистящий шум помех. Наконец, ждали, когда придет в себя Ларинна.

Женщина с ребенком взяла на себя приготовление пищи, парень и мальчишка, разведав, где тут ближайшая деревня, то и дело ходили туда за молоком, сыром и другими свежими продуктами, расходуя денежные запасы Иккона. Девушка, присматривавшая за больной, удила рыбу - а по вечерам все с веселым визгом купались в море.

На исходе второй недели Ларинна пришла в себя и, безмолвно взглянув на жреца, все поняла по его лицу. Отвернувшись к стене, девушка сжала губы, чтобы не зарыдать навзрыд, и горькие слезы покатились по ее щекам.

Атариды и ее народа более не существовало.

Автор: Ольга Митюгина

Продолжение следует...

Дата публикации: 2011-03-06 20:15:08
Просмотров: 4190

[ Назад ]


Гость: Юра [l2uzer собака mail точка ru] (2012-09-09 23:43:07)
Уважаемые админы, выложите пожалуйста ссылки на продолжение этой книги (она еше пишется, а это только 8 глав из 41-ми уже существующих)


Наверх

Комментарии

Very Happy Smile Sad Surprised Shocked Confused Cool Laughing Mad Razz
Embarassed Crying or Very sad Evil or Very Mad Twisted Evil Rolling Eyes Wink Exclamation Question Idea Arrow
Секретный код   или Зарегистрируйтесь

Запомнить

В разработке
· Disciples 3: Горные кланы
Разработка заморожена



Карточка игры
· Disciples : Перерождение
Дата выхода:
18.04.12

· Disciples 3: Орды нежити
Дата выхода:
03 декабря 2010

· Disciples 3
Дата выхода:
11 декабря 2009

· Disciples 2
Дата выхода:
24 января 2002

· Disciples 1
Дата выхода:
04 октября 1999

Комментарии

Галерея




Загрузить свой рисунок

Интересное
Нет данных для этого блока.

Статистика
Индекс цитирования

Архив
Показать\скрыть весь

Июнь 2018: Новости | Статьи
Апрель 2018: Новости | Статьи
Март 2018: Новости | Статьи
Февраль 2018: Новости | Статьи
Январь 2018: Новости | Статьи
Декабрь 2017: Новости | Статьи

О сайте
Обратная связь
Наши проекты
Опросы
Ссылки
Карта сайта (xml)
RSS

Наши проекты
Показать\скрыть весь







Все права защищены, alldisciples.ru 2009- ©
Дизайн сайта by Ksandr Warfire ©
В дизайне использованы элементы интерфейса и арты, предоставленные компанией .dat ©
Использование материалов сайта возможно только с письменного разрешения администрации.
Akella